Кто такая Элис?

7 | 2877

Кто такая Элис?

Автор: Tasha | Добавлено: 04 мая 2016

Помощь в редактировании книги: Ия Королёва

дождь

Утро выдалось дождливым, из-за затянутого тучами неба в комнате было довольно темно, капли бились о стекла и шумно слетали вниз. Такой погодой спать бы и спать, но именно сегодня, именно в это сонное утро Элис Лерой проснулась, когда не было еще и шести.

«Вот так всегда, - подумала она. – Как только выходной, так глаза открываются сами ни свет, ни заря без всякого будильника, а когда нужно куда-то бежать, приходится бороться с сильнейшим желанием выспаться».

Вырвавшись из объятий теплого пухового одеяла, рыжеволосая девушка забрела на кухню, взяла со стола свежий юлуг и почти укусила его, но взгляд вдруг упал на конверт, прижатый к столу фарфоровой тарелкой с фруктами. От удивления она вздернула брови, потом сосредоточилась и выудила непонятно как появившийся в её квартире объект.

1 | 738

Конверт был пуст

Автор: Tasha | Добавлено: 04 мая 2016

20130619_10_41_52379

Конверт был пуст, но дотошная и внимательная мисс Лерой заметила неяркую надпись на его внутренней стороне. Наскоро написанный текст гласил: «Элис, я хочу сыграть с тобой в одну игру».

«Должно быть, это какая-то шутка», - подумала она. Бросив конверт вместе с остатками юлуга в мусорное ведро, Элис заварила свежий чай из листьев антамара и отправилась с чашкой на балкон. Ей нравилось встречать день вот так, сидя в кресле на балконе и потягивая горячий ароматный чай.

Дождь закончился. Небо озарилось лучами яркого солнца. На улице играли дети. Мистер Пайпер, колясочник из дома напротив, умиротворенно спал у себя на балконе с книгой в руке… Жизнь прекрасна! Элис блаженно улыбнулась и уселась в мягкое кресло, запрокинув голову назад. Через мгновение она вскочила, как ошпаренная, и уставилась в потолок – там было второе послание.

0 | 628

33 17 27 32 2 F.A.P.

Автор: Tasha | Добавлено: 04 мая 2016

2012120500420684746

33 17 27 32 2 F.A.P.

Что это? Номер телефона? Какой-то шифр?

Мисс Лерой громко скомандовала:

- Шейла, телефон! Три, три, один, семь, два, семь, три, два, два.

- Номер не существует, - отозвалась система.

Элис прибежала на кухню, вытащила из мусорки конверт с первым посланием и разорвала его, чтобы надпись была лучше видна. Потом вернулась на балкон, захватив еще карандаш и лист бумаги, и уставилась на цифры на потолке. Она не знала, есть ли какая-то связь между конвертом и символами на балконе, насколько сложным будет шифр, и шифр ли это вообще. Девушка пронумеровала каждую букву в первой фразе и попыталась составить слово, но безуспешно: фраза составлена из 31 буквы, а первый же зашифрованный символ был обозначен числом 33.

Нумерация всех символов фразы с запятой и пробелами дала результат - дроол. Ерунда какая-то. Элис призадумалась. Без особого энтузиазма она попробовала начать счет с нуля, как это принято в программировании, и не поверила своим глазам – получилось слово "Найди".

Найти значение сокращения F.A.P. было куда проще: один запрос системе - и ответ найден. First Aid Post - пункт первой помощи. Поблизости был всего один такой пункт, мисс Лерой не сомневалась, что речь шла именно о нем.

Что-то ей подсказывало, что не стоит ввязываться в чужую игру. Но желание выяснить, кто, как и зачем проник в ее квартиру, украл у нее уверенность в безопасности, взяло верх над страхом и прагматизмом. Сделав глубокий вдох, словно перед погружением в воду, Элис начала собираться в F.A.P.

Умывшись, она уложила волосы в странную прическу из нескольких переплетающихся по всей голове кос и свободно спадающих локонов. Натянула на себя облегающие синие джинсы, свободную черную футболку с изображением популярной рок-группы и черные кроссовки, выполненные из искусственного материала, похожего на замшу, но превосходящего его по своим качествам. Посмотрела в зеркало, улыбнулась и отправилась в путь.

Брать машину не было смысла, пункт первой помощи находился совсем рядом, поэтому Элис пошла пешком. По пути она внимательно рассматривала прохожих, пытаясь понять, мог ли кто-то из них быть причастен к глупой шутке с конвертом. Тем не менее, подозрительных личностей выявлено не было, что, с одно стороны, обрадовало девушку, а с другой – расстроило, потому что было бы куда проще поймать весельчака за руку и убедить, что так делать больше нельзя. Додумать дальше не получилось, так как из-за деревьев показалось здание F.A.P.

На входной двери висела записка, наспех приклеенная скотчем.

"Игра началась!"

Девушка сорвала ее и положила в карман, на всякий случай. За дверью заинтригованную расшифровщицу ждал еще один "сюрприз".

0 | 617

Холл был заполнен людьми, которые ожидали приема дежурного врача

Автор: Tasha | Добавлено: 04 мая 2016

 

больница

Холл был заполнен людьми, ожидающими приема дежурного врача, кое-где суетились уставшие медсестры. Мисс Лерой прошла вглубь.

- Вы Элис? - спросил старикан с забинтованной головой.

- Да, я! - ошарашено ответила девушка.

- Вам просили передать вот это, - сказал старик и протянул Элис телефон.

- Простите, а кто просил? Когда? Мужчина или женщина? Какие приметы? - забросала его вопросами девушка, сжимая в руках "подарок".

- Когда я сюда пришел, этот телефон уже лежал здесь, а под ним была записка "Для Элис". Вы единственная девушка с таким именем в этом муравейнике.

Она еще помучила бы его вопросами, но подарок неожиданно ожил, издавая странные звуки. На экране высветилась картинка ее корзины с фруктами и найденного конверта. Номер звонившего был скрыт.

- Алло...

- Здравствуй, милая! - раздался неприятный шепот в трубке. - Ты по мне скучала? Ладно, можешь не отвечать. Знаю, что скучала.

Собеседник хихикнул и продолжил:

0 | 616

- Иди в комнату 2В и захвати с собой листок с двери.

Автор: Tasha | Добавлено: 04 мая 2016

- Иди в комнату 2В и захвати с собой листок с двери. Там тебе все расскажут. Целую, крошка, - в трубке снова раздался ехидный хохот, и звонок оборвался.

Нужная комната нашлась почти сразу. Там за письменным столом сидел служащий - мужчина лет 30-35 со слегка вытянутым лицом, прямым носом, цепкими карими глазами, тонкими губами и чуть взъерошенной копной темных волос. Он был одет в белый халат поверх костюма и делал какие-то записи. Элис поздоровавшись с ним протянула бумажку, сорванную совсем недавно.

- Пройдемте со мной, - устало сказал хриплым голосом служащий и пошел вглубь комнаты.

коридор

Девушка последовала за ним. Вначале они шли мимо высоких стеллажей с больничными картами, потом по длинному узкому коридору, под потолком которого мигали синеватым цветом лампы и уперлись в массивные железные двери, закрытые на замок. Проводник недоумевающей Элис достал из халата ключ и открыл дверь. Там тоже обнаружился тесный, не отапливаемый кабинет со множеством ячеек, как в камерах хранения. Мужчина, покопавшись в кармане медицинского халата, достал небольшой ключ и отомкнул одну из таких ячеек.

- Вот, пожалуйста, забирайте! – сказал служащий, выдвинув металлическую каталку.

1 | 602

Внутри железной ячейки лежал труп незнакомого мужчины

Автор: Tasha | Добавлено: 04 мая 2016

Внутри железной ячейки лежал труп!

От увиденного у Элис закружилась голова.

- Что это???

- Как что? Труп темноволосого мужчины 29 лет. Сложение – атлетическое. Хронических заболеваний не имел. Пулевое отверстие в области сердца. Очень точное попадание, должен Вам сказать. Идеальный вариант для быстрой смерти. Кхм-м.

- Да я вижу, что труп! Только я тут при чем??? Это не мой труп! Я впервые его вижу! - заистерила девушка.

- Что значит "при чем"? Вы принесли постановление на выдачу тела, а потом еще и возмущаетесь?! Знаете что, забирайте его поскорее и не мешайте работать. Кто он и что вы будете с ним делать - не моя забота. Пошевеливайтесь!

- Не буду я его забирать! Оставьте себе этого красавца! - выкрикнула Элис и побежала к выходу, крепко сжимая в руке телефон.

Все происходящее было похоже на какой-то жутко кошмарный сон. Длинные пустые коридоры, мигающий свет старых ламп, периодическое потемнение в глазах, недостаток кислорода, головокружение. Казалось, бетонные тиски больницы никогда не выпустят из своих объятий.

Но выход, наконец-то, был найден. Испуганная рыжеволосая бестия выбежала за калитку и остановилась отдышаться. Серое здание угрожающе смотрело на нее своими большими окнами. Мисс Лерой стало не по себе, и она решительно направилась домой.

1 | 579

Умывшись, Элис взглянула в зеркало и ужаснулась

Автор: Tasha | Добавлено: 04 мая 2016

Заперев дверь на все замки, Элис зашла в ванную. Умывшись, взглянула в зеркало и ужаснулась - в зеркальной поверхности отражался тот самый мужчина, тело которого ей хотели нахально всучить. Девушка схватилась руками за щеки - отражение сделало то же самое. Элис закричала, машинально прислонившись спиной к стене, и испуганно стала себя осматривать.

Высокий, мускулистый, с приятными чертами лица. Темные волосы, серые глаза, широкие брови, прямой, чуть вздернутый нос, высокие скулы, волевой подбородок и чувственные губы. Чуть шершавые ладони вряд ли могли принадлежать человеку, занимающемуся исключительно ручным трудом, но и для офисного работника, не знающего ничего, кроме клавиатуры и степлера, они явно не подходили. Скорее всего, работа этого индивида сочетала в себе интеллектуальную деятельность и некое ремесло, возможно, являющееся хобби. На безымянном пальце обручального кольца обнаружено не было, как и следа, который остался бы после длительного ношения.

- Не женат. Или просто не любит носить кольца, - почему-то вслух сказала Элис.

"Хм... А тело у него шикарное, жалко, что мёртвое,"- невольно пронеслось в голове.

"Нашла о чем думать в такой ситуации!" - воззвал к здравомыслию мозг.

"А почему бы и да!" - ответило сердце.

"Карьера - это, конечно, хорошо, но для физического и психического здоровья классный мужик нам не помешал бы," - добавил организм.

"Ну, конечно, - завопил мозг, - а то, что я в его теле - сущий пустяк! Вот встретился бы он мне, находящейся в своём теле, хотя бы вчера, живым и здоровым, я бы не отказалась от знакомства, а сейчас-то что?"

"Как же! Вчера! - обиделось сердце. - Да ты постоянно давишь все человеческое в себе. На работе нет места чувствам, видите ли! Хватит! Получите, распишитесь!"

Из-за постоянной погони по карьерной лестнице Элис Лерой уже давно привыкла смотреть на людей, как на бесполых существ, а сегодня, словно пелена с глаз спала, вернув её в мир, наполненный эмоциями, чувствами и желаниями. Назвать момент озарения подходящим было трудно, но, возможно, именно стресс и стал тем самым ключиком, высвободившим душу из заточения. Мужчина, отражавшийся в зеркале, был именно тем типажом, который когда-то вызывал у девушки дрожь в коленках и учащенное сердцебиение.

Удивительная способность не опускать руки в сложных ситуациях, отточенная за года работы, помогла угасить нарастающую панику.

- Я стала мертвым, но чертовски красивым мужиком... в одной простыне! Повезло так повезло… - промямлила девушка, прикоснувшись к пулевой ране на груди. Несколько движений пальцами - и черная точка отвалилась, открывая совершенно неповрежденный участок кожи. Элис подняла укатившуюся на пол накладку, покрутила в руках и глубокомысленно заключила:

- А не такой уж ты и мёртвый, красавчик, - и, немного помолчав, продолжила, - А где же тогда моё тело бегает, как в него вернуться? И во что сейчас одеть этого здоровяка?

*   *   *

На странного мужчину, замотанного в простыню и босиком, в магазине смотрели с удивлением. Но никто не сказал и слова. Он подобрал себе удобное белье и носки, облачился в легкий джемпер и классические джинсы, примерил кроссовки, молча протянул продавцу деньги и спешно ушел восвояси.

На лица дам, находившихся в торговом зале, Элис старалась не смотреть, но даже спиной чувствовала пожирающие взгляды. Она понимала, что это относится не лично к ней. А к этому навязанному случаем телу, но все же… К ее радости, никто так и не осмелился подойти и познакомиться.

*   *   *

подвал

Поход в больницу принес новые сюрпризы - все двери были закрыты на замок, а у главного входа висела табличка с надписью: "Закрыто в связи с проведением ремонтных работ, с 22.05.51 по 30.08.51 прием пациентов будет вестись в 56 городской клинической больнице". Элис взглянула в календарь на телефоне - 17.06.51.

- Больница уже почти месяц не работает!

На экране высветилось сообщение с неизвестного номера: "Беги!", и в ту же секунду за спиной пролетела пуля, впившаяся в кирпичную кладку. Аппарат выскользнул из руки и разбился. Думать было некогда, пришлось бежать - свинцовая россыпь так и норовила продырявить обновки. Рефлексы нового тела очень радовали.

- Молодец, что заботился о своем здоровье и занимался спортом. Это сейчас как нельзя кстати!

Пытаясь спрятаться от обстрела, Элис забежала в одну из ниш в здании больницы. Там должна находиться дверь, ведущая в подвал. Шансов на то, что она открыта, катастрофически мало, но и на этот раз девушке повезло.

Вбежав внутрь и заперев дверь на задвижку, она прислонилась к стене и попыталась отдышаться. В темном углу комнаты кто-то сидел.

2 | 536

- А вот и моя тушка! - обрадовалась Элис.

Автор: Tasha | Добавлено: 04 мая 2016

- А вот и моя тушка! - обрадовалась Элис.

Она подошла к своему телу и с опасением дотронулась до лба.

- Теплый. Живая.

Резким движением еще совсем недавно принадлежавшая ей рука схватила ее больно вывернув руку и прижала лицом к полу.

- Ты кто? - спросила рыжеволосая красавица у прижатого к полу мужчины, а после некоторой паузы с удивлением добавила: - И что ты делаешь в моём теле?!

- Тот же вопрос я хотела задать Вам, сударь, - отозвался с сарказмом брюнет.

- Так значит, это мы с тобой поменялись, - отозвался мужчина в женском теле, помогая подняться товарищу по несчастью.

- Ну да. Вот только как? Это точно не сон? А если не сон, то как вернуть все обратно?

- Давай сначала выберемся отсюда, здесь небезопасно.

бункер

Мужчина и рыжеволосая девушка помчались по темному коридору, куда-то сворачивали, петляли, пока не оказались в небольшой комнате с массивной железной дверью. Кирпичные стены были выкрашены в белый, вместо окон висели какие-то панели. Простенькая кровать, шкаф и рабочее место с какими-то приборами, ворохом бумаг и допотопным телефоном.

- Проходи, - сказал незнакомец в знакомом теле. - Сначала нужно вернуть все на свои места, а после поговорим. Устраивайся поудобнее на кровати, а я подготовлю аппарат.

- Какой еще аппарат?! - спросила Элис со смешанным чувством любопытства и страха.

5 | 451

- Я еще не придумал название

Автор: Tasha | Добавлено: 17 марта 2016

- Я еще не придумал название, но эта малютка умеет перемещать душу и сознание в другое тело. Держи электроды, приложишь к вискам на счет три.

"А он еще и умный..." - шепнуло сердце, но мозг пресек дальнейшие рассуждения. 

Незнакомец в теле Элис повернул тумблер на безымянном приборе, взял себе такие же электроды и скомандовал:

- Один. Два. Три!

Через какое-то время Элис обнаружила себя сидящей за столом, брюнет же пришел в сознание на кровати и радостно приствистнул:

- Получилось! Добро пожаловать домой, Джим Бейли!

- Теперь буду знать, как меня могли бы звать остаток жизни, если бы я не забрела сюда, - улыбнулась девушка.

- А как звали бы меня? - спросил Джим.

- Элис Лерой.

- Приятно познакомиться, Элис!

- Взаимно.

Мужчина сел, внимательно осмотрел себя, удивился и спросил:

- Сколько я тебе должен?

- Забудь. Я вполне в состоянии купить внезапно понадобившийся комплект мужской одежды, - засмеялась девушка. 

- Нет, я так не могу. Знаешь ли, я тоже вполне платежеспособен, - настаивал Джим. 

- Не сомневаюсь. Раз уж для тебя это так важно, то, так и быть, я готова принять возвращение в свое тело в качестве платы. Деньги не приму и точка, - парировала Элис. 

- И кем же работает такая самостоятельная и независимая леди?

- Обычным офисным планктоном. Но это к делу не имеет никакого отношения. Ты обещал рассказать мне кое-что.

- Да-да, ты права. Только сначала поведай, при каких обстоятельствах ты впервые меня увидела. Мне так проще будет построить свое повествование.

Девушка пересела к Джиму на кровать, оперлась о стену и рассказала мистеру Бейли обо всем, что с ней приключилось за этот день. Брюнет слушал внимательно, почти без эмоций, а потом добавил:

- Хм... Что ж, некоторые моменты мне неизвестны, но поделюсь тем, что знаю. Итак, - Джим сделал небольшую паузу. - Я ученый. Занимаюсь биофизикой, в частности, уже давно исследую проблему перенесения в другое тело души вместе с сознанием. Перебрасывать душу в другое тело умеют уже давно, но после такого переноса человек ничего не помнит о том, что пережил в предыдущей оболочке, а воспоминания нового сосуда мешают восстановиться и путают еще больше. В итоге получается ерунда: и человек, которому хотели помочь с новым телом, уже вовсе не тот, и тело сопротивляется новому хозяину. 

- Но, когда я была в твоем теле, всё помнила и вполне нормально себя ощущала, - перебила Элис. 

- Верно, - загадочно улыбнулся Джим. 

- Так у тебя получилось решить проблему перемещения? - вскрикнула девушка. 

- Как показала практика - получилось. 

- Ты гений! - не сдержалась Элис. 

- Просто я очень люблю свою работу, - засмущался ученый. 

- Это все замечательно, но нашу ситуацию пока не проясняет. 

- Не спеши, все довольно запутанно. Дело в том, что мои исследования не совсем легальны, но очень привлекательны для некоторых государственных и негосударственных структур. Так же, как и клонирование, запрещенное много лет назад. Мои исследования могут стать для меня дорогой в тюремнюу камеру. При том, что все данные засекретят и будут продолжать эксперименты где-нибудь в закрытой военной лаборатории. Мои разработки можно использовать как на благо и всеобщее процветание, так и на уничтожение. Все зависит от того, в чьи руки они попадут. Моя цель - первое, цель тех, кто за мной охотится - второе. Продолжать работу в крупном центре я не мог по тем же причинам. Мне пришлось прятаться. Мой друг помог мне обосноваться здесь. Очень удобно, должен сказать. Больница - отличный полигон для испытаний прибора. 

- Ты экспериментировал на живых людях без их ведома? - возмутилась Элис. 

- Ну почему же, без ведома. Я работал с профессиональными испытателями, у нас даже контракт был.

- Но ты же мог не вернуться в свое тело, если бы что-то пошло не так, - в голосе девушки промелькнул слегка заметный испуг. 

- Да, такая вероятность была. Но кто не рискует... - протянул Джим. - Мы снова отвлеклись. Так вот, всё бы ничего, если бы мой дорогой друг не решился меня сдать за приличное вознаграждение. Когда я готовился к очередному опыту, он вколол мне что-то, и я благополучно отлючился. Проснулся уже в твоем теле, долго приходил в себя, т.к. для твоего организма такой обмен - большой стресс, это мой уже привык и настраивается довольно быстро. Когда мне стало полегче, увидел записку с объяснениями и жалкими мольбами о прощении. По всему зданию проводился обыск, но какой-то топорный, мне с легкостью удалось скрыться. Неужели наши спецслужбы стали так плохо работать?

- Да уж... - протянула девушка, задумавшись. - А то, что это были спецслужбы, я сомневаюсь, там все-таки профессионалов готовят. Может на твою голову претендует кто-то еще? 

- Кто знает этих охотников за чужими разработками. Их много, я один. 

- Уже не один, - покачала головой Элис. - Теперь нас двое. Подозреваю, что моё лицо тоже засветилось. 

- Извини...

- Да тебе-то за что извиняться? Твоему положению не позавидуешь. Будем разбираться. Вместе.

Разговор потревожил желудок, напоминая о том, что пора бы его покормить. 

- Ты же совсем голодная, - выразил свое беспокойство Джим. - Сейчас я тебя накормлю, у меня тут есть припасы. 

- Отказываться было бы неразумно. Я съела один юлуг часов в 6 утра и выпила несколько глотков антамара. А потом как-то не до того было, - пожала плечами девушка. 

Джим выудил из шкафа несколько вакуумных пакетов с каким-то странным содержимым, встряхнул контейнер с водой, чтобы та закипела, после чего залил странную еду кипятком и оставил на несколько минут. 

- Питаешься, как мышка, а говоришь, что зарабатываешь хорошо, - улыбнулся ученый. - Если бы твой завтрак был поосновательнее, я бы быстрее восстановился, будучи в твоем теле, а так пришлось помучиться. 

- Готовить некому, а самой мне много не надо. 

- Позволь за тобой поухаживать, - он протянул девушке один из пакетов и вручил вилку.

- Что это? Мясо?- поинтересовалась Элис, рассматривая коричневые кусочки с соусом и травами. 

- Да. Мой хороший знакомый поставляет мне еду, которую разрабатывают для военных. Очень удобно, когда приходится сутками сидеть в этой коморке за работой.

Элис осторожно подхватила один из кусочков и поднесла ко рту Джима. 

- Не доверяешь? - засмеялся он и, взяв Элис за руку, в которой она держала вилку, аккуратно отправил мясо себе в рот. - Вкусно!

Элис подавила в себе стон, который хотел вырваться из ее уст, как только Джим коснулся её руки. "Стоп!" - скомандовала она сама себе и снова спряталась за маской невозмутимости. 

- Теперь доверяю, - подмигнула мисс Лерой и приступила к еде. - Действительно, вкусно. Спасибо. 

- На здоровье. С твоего позволения присоединюсь к трапезе, тоже проголодался, - сказал Бейли, открывая второй такой же пакет. 

- Приятного аппетита.

- Взаимно. Расскажи немного о себе. 

Серые глаза внимательно наблюдали за ней. Красно-рыжие локоны, собранные в странную прическу, четкий овал лица, изящно изогнутые брови, длинные ресницы, обрамляющие изумрудные глаза, прямой нос, сочные губы, легкий румянец на щеках. "Красивая,"- подумал Бейли и продолжал любоваться своей новой знакомой. За то недолгое время, что они провели вместе, он успел заметить, что она умна, умеет контролировать свои эмоции, осторожна, легко принимает изменения в правилах игры, не теряется и не паникует. Ценные качества. А еще она что-то скрывала, недоговаривала, утаивала. Он это точно знал - не зря же он столько лет провозился, изучая души. Джим был уверен, что сейчас услышит ложь, полную или частичную, но ложь. Ожидать абсолютной откровенности было бы странно, для нее он первый встречный, а первому встречному изливают душу от отчаяния или тогда, когда понимают, что больше не встретятся. А им еще предстояло разобраться в этой запутанной истории. 

- Да ничего особенного о себе сказать не могу. Работаю обычным менеджером в офисе, перекладываю бумажки и играю в косынку на лэптопе. Не замужем, детей нет, живу одна. Даже кота не завела. 

- Чем-то увлекаешься? - Джим уселся поудобнее, показывая, что ждет подробного рассказа. 

- Ничем, - спокойной ответила Элис. 

- Да? Чем тогда ты занимаешься по вечерам? Сидишь и смотришь в потолок?

- Почти - сижу и смотрю в телевизор, - взгляд девушки казался честным, но Джима было сложно провести такими штучками. 

- И какая у тебя любимая передача?

- Новости, - лукаво улыбнулась Элис, понимая, что Джим пытается вывести ее на чистую воду, но сдаваться она не собиралась. 

- Не скучно жить? - продолжал он.

- Нет, - отрезала девушка. 

Он посмотрел ей в глаза и немного сощурился. 

- Не доверяешь? - она тоже прищурилась, пытаясь найти ответ в его серых зеркалах души. 

Он не успел ничего ответить, их словесную дуэль прервали громкие звуки, доносящиеся из-за двери. Джим молниеносно накрыл рот Элис рукой и, опрокидывая на кровать, потянулся к выключателю. Свет погас, чужие голоса звучали все четче, девушка с трудом дышала, придавленная телом своего недавнего собеседника, а Джим напрягся, пытаясь понять каждое слово. 

- И тут нет! Как сквозь землю провалился, - послышался мужской голос. 

- Да не переживай ты так, найдем мы эту крысу ученую. Ему некуда бежать, - ответил второй.

- Верховный жрец нам голову открутит, если мы принесем ему плохие вести. Столько сил было положено на поиски, мы землю рыли носом. В ловушку загнали, а найти не смогли! 

- Утром Янус привезет план больницы и мы прочешем все ходы и вентиляционные шахты. Если надо будет, даже стены разберем. И когда найдем, то ему не поздоровится, я тебе обещаю. 

- Но жрец сказал доставить его живым. 

- Мы и доставим его живым. Почти... живым.

Раздался жуткий хохот, который становился тише по мере удаления ищеек от двери коморки. 

- Прости, - прошептал Джим, убирая руку от ее рта и включая свет. - Это было нужно для нашей же безопасности. 

- Слезь с меня! - огрызнулась Элис и уперлась руками в его грудь, отталкивая от себя. 

"Мммм... какие мышцы!" - выдал внутренний голос. 

- А может мне понравилось? - съязвил брюнет, отстраняясь от нее. 

"Да понравилось, понравилось. Слазь уже!" - пронеслось у него в голове. 

- Я сразу поняла, что ты извращенец! - выпалила рыжеволосая бестия, проклиная себя за острый язык. 

В глазах Джима отразилось удивление, потом проскочило возмущение, а затем злость. Он снова рывком прижал Элис к кровати и обжёг её губы жадным поцелуем. 

- Это тебе за извращенца, - прошептал он, поднимаясь. 

"Что ты наделал, идиот! Теперь она от тебя шарахаться будет!" - подумал он. 

Его мысли прервала Элис:

- А это тебе за домогательства! - она обхватила его голову, притянула к себе и начала страстно целовать. 

Ученый опешил, но быстро сориентировался, отвечая на её ласки. Казалось, что они путники, долгие месяцы блуждавшие по пустыне и, наконец, нашедшие свой оазис. Они жадно пробовали друг друга на вкус, неистово вдыхали запах, внимательно прислушивались к стонам друг друга и быстро исследовали руками тела, пытаясь запомнить каждый изгиб. 

Громкий звук за стеной и удаляющиеся шаги заставили их застыть, а потом и вовсе пришло отрезвление, и они оба метнулись на разные концы кровати, поправляя одежду и рассматривая пол. Смотреть в глаза пока никто не решался. 

- Они тебя ищут, - тихо сказала Элис. 

- И мне лучше не попадаться им в руки, иначе...

- Иначе живым тебе не выбраться, - договорила она. - А, судя по тому, что упоминали Верховного жреца, они явно не принадлежат к спецслужбам. Это фанатики. 

- Какие еще фанатики? - он первым поднял голову и посмотрел на нее. 

- Религиозные, - она бросила на него взгляд и тут же отвела в сторону. - Их деятельность основана на поклонении культу Ромаро и абсолютном подчинении Верховному жрецу. Они не принимают прогресс и уничтожают всё и всех, кто смеет сопротивляться законам Всевышнего. А их Всевышний, судя по тому, что им там внушают, предпочитает видеть человечество безропотным стадом. А стадом, как известно, легче управлять. 

- Откуда такие познания? - насторожился Джим. 

- Новости смотреть люблю. Забыл? - она улыбнулась и все же посмотрела ему в глаза. 

"Врет," - подумал ученый, но сделал вид, что поверил. 

- В меня, то есть в тебя в моем теле, уже стреляли. Утром они изучат план больницы, с легкостью определят местоположение этой коморки и... - он задумался. - Ты должна уйти, пока есть возможность. Тебя они не ищут, поэтому спасайся, пока нас не обнаружили вместе. 

- А что тебе мешает уйти со мной?

- Я не хочу подвергать тебя опасности, - чуть слышно произнес Джим. 

- Еще не известно, кто будет в большей опасности: я или... они, - ее губы изогнулись в легкой усмешке, а потом совершенно серьезным тоном она произнесла: - Собирайся! Мы едем ко мне. 

Ученый не стал препираться. Если у нее есть возможность хоть как-то ему помочь, то почему бы и не воспользоваться шансом. Вдвоем легче.

Джим взял большую дорожную сумку и сложил в нее свои немногочисленные вещи. Особое внимание он уделил упаковыванию необходимых документов и безымянного аппарата по перенесению душ. Оглядев напоследок своё временное пристанище, он произнес:

- Я готов. Где находится твой дом? Нам нужно определиться, к какому выходу двигаться.

- Не будем ничего выдумывать, пройдем по тому же пути, по которому попали сюда. Это будет ближе всего. Дом здесь недалеко. Пешком дойдем. А там я соберу вещи, возьму машину и поедем за город. Мне как раз друзья ключи оставили от дачи, - рассуждала девушка.

- Как скажешь.

- Идём, там пока тихо, - шепнула Элис, приоткрыв дверь и просматривая коридор.

Они начали медленно и тихо продвигаться по темному проходу. Джим шел впереди, показывая дорогу.

Шеф, мы нашли крысиную нору! - раздался рев одного из фанатиков. - В подвале. Да! Слушаюсь!

На этот зов стали сбегаться остальные, покидая свои посты и стремясь образовать кольцо вокруг коморки ученого.

Джим и Элис прятались в одной из ниш, тонувших во мраке подвала. Вооруженные мужчины быстро пробежали мимо, чем и воспользовались их потенциальные жертвы. Кровь, наполнившаяся адреналином, пульсировала в висках и придавала сил, чтобы бежать и не останавливаться. И они бежали. Бежали так быстро, как только могли, не разбирая дороги, перепрыгивая через невысокие ограды и продираясь через кусты и деревья.

*****

До квартиры добрались быстро. Слежки за собой беглецы не обнаружили. В подъезде было тихо. Лифт услужливо доставил пару на нужный этаж и уехал снова вниз. Это Джим предложил нажать на кнопку первого этажа, чтобы вероятные преследователи не узнали, где они с Элис вышли. Но, как в скором времени оказалось, это было лишним.

Едва они свернули в коридор, Элис схватила учёного за плечи, прижала к стене, закрывая собой его лицо от взора стоящего в коридоре мужчины, и шепнула на ухо:

1 | 388

- Подыграй. Нас поджидают.

Автор: Tasha | Добавлено: 07 июня 2016

-  Подыграй. Нас поджидают.

А потом, расхохотавшись, громко протянула:

-  Горячий какой! До квартиры хоть потерпи, неудобно!

-  Не могу! Ты просто сводишь меня с ума, милая! - елейным голосом ответил брюнет.

Молодые люди бурно изображали влюблённую парочку: Элис смеялась, отзывалась на прикосновения ученого, Джим со знанием дела обнимал ее, а потом изловчился и, перевернувшись сам прижал девушку к стене, пряча лицо и готовясь прикрыть рыжеволосую сообщницу собой в случае опасности. Здесь плохая игра могла бы стоить им жизни, поэтому сейчас было не до стеснений и капризов.

Их действия привлекли внимание коренастого коротко стриженного мужчины, уже давно скучавшего в этом коридоре недалеко от двери в апартаменты Элис. Засланный «казачок» усмехнулся и направился к выходу, дабы поразмять ноги и не смущать разгоряченных незнакомцев. Как только он прошёл мимо «влюбленной» парочки, Джим развернулся и ударил его сумкой по голове. Тело человека обмякло, учёный подхватил его и оттащил в нишу за мусоропроводом.

-  У нас мало времени, - тихо сказал Джим, глядя на Элис.

-  Тогда поспешим.

Девушка подбежала к двери своей квартиры, ввела код и повернула допотопный ключ от замка, которые не использовали здесь уже лет пятьдесят. Мужчина несколько удивился, но задавать вопросов не стал, полагая, что подобная мера вполне оправдана. Среди современных домушников почти не осталось мастеров, которые умеют вскрывать такое старье.

-  Проходи, - шепнула девушка, пропуская гостя вперёд.

-  Благодарю, - отозвался он, наблюдая за тем, как рыжеволосая хозяйка закрывает за ними дверь на несколько замков и включает свет голосовой командой.

Ученый осмотрелся. Его взгляду представилась просторная прихожая в сиреневых тонах с серо-бежевым полом. На стене висели оленьи рога, используемые вместо вешалки, под ними - низкий комодик для обуви, рядом большое зеркало, за которым прятался вместительный шкаф и часы, состоящие из стрелок и отдельно прикреплённых цифр на стене. Справа от входа находилась дверь в кухню, рядом с ней - спальня, прямо - гостиная, слева - санузел.

Вся квартира была обставлена довольно уютно, но чего-то все же не хватало… Обиталище мисс Лерой было больше похоже на гостиничный номер. Никаких личных фото, статуэток, книг, милых девичьему сердцу безделушек, которые могли бы сказать хоть что-то о хозяйке. Джим заметил эту странность и сделал для себя пометку в уме.

-  Советую заглянуть в санузел. Ехать не так, чтобы близко, а останавливаться нам все же не желательно, - бросила девушка и нырнула в свою комнату.

-  Да, пожалуй... – согласился брюнет.

Тем временем Элис быстро собрала дорожную сумку, побросав в нее самое необходимое, сменила испачкавшуюся одежду на свежие джинсы и рубашку.

-  Я готова, - сообщила девушка и потрясла связкой ключей от ранее упомянутого дома.

-  Тогда поспешим, - отозвался Джим, уже ожидавший ее в прихожей.

Покинуть подъезд удалось легко. Во дворе мисс Лерой подошла к темно-синему седану, забросила на заднее сиденье сумку и села за руль. Да и черноволосый атлет не стал дожидаться приглашения и устроился на переднем пассажирском сидении. Машина тихо загудела и сдвинулась с места.

Когда они выехали на трассу, Джим решился нарушить молчание:

-  Элис, можно спросить?

-  Спрашивай, - немного напряглась девушка.

-  А как они узнали, где ты живешь?

-  Ах, это… Думаю, тут все просто. За тобой велась слежка, а я после непредвиденного обмена телами первым делом побежала домой, мало соображая, что делаю. Наверняка, так они и засекли мой адрес.

-  Хм, наверное, ты права, - протянул он. - Снова все из-за меня. Извини.

-  Да чего уж тут, - махнула Элис рукой. - Проблемой больше, проблемой меньше. Да и ты не специально это подстроил, а сам стал заложником ситуации. Нам ничего больше не остается, как найти выход вместе. Мы оба на крючке.

Джим помолчал, а через некоторое время снова заговорил:

-  А почему твоя квартира… эм… как бы это сказать? Пустая?

-  В каком смысле “пустая”? Там есть всё, что необходимо для жизни, - удивилась девушка.

-  Это да, конечно… Но я про то, что там нет вещиц, которые обычно бывают в обжитых помещениях. Ни фотографий, ни сувениров из поездок, ни книг.

-  Ааа-а-а, - протянула Элис. - Во-первых, я не так давно там живу, а во-вторых, не очень люблю всякого рода хлам, а книги предпочитаю собирать в электронном виде.

-  Угу-м-м, - мужчина внимательно посмотрел на нее.

Она не создавала впечатления человека, которому чужды приятные мелочи и памятные вещи. Но, может, правда также скрывалась и за тем, что в жизни этой очаровательной леди еще не случилось то, о чем хотелось бы вспоминать с улыбкой? “Спросить или не спросить? - подумал Джим. - Если спрошу, может обидеться. Если не спрошу - любопытство замучает.”

Он шумно выдохнул и все-таки решился:

-  Может, тебе просто нечего вспоминать? Была бы ты замужем, наверняка, где-то были бы расставлены свадебные фото. С отдыха ничего не привозила, потому что хороших впечатлений от поездок не было. Грамоты и медали, если у тебя таковые имеются, прячешь, чтобы забыть о том, каких усилий тебе стоило их приобретение. Ну и так далее.

Элис одарила его жестким взглядом, но ничего не ответила.

«Какой молодец, сам спросил, сам и ответил…»

Следующие полчаса молодые люди ехали в молчании, слушая звук мотора да шуршание шин.

-  Зайдем в супермаркет, нужно купить что-то из еды, - вдруг нарушила тишину девушка.

-  Как скажешь, принцесса, - едва слышно ответил учёный.

От удивления глаза Элис широко распахнулись, а брови взметнули вверх.

-  Как ты меня назвал?! - выпалила она с некоторой долей возмущения.

-  Принцесса, - улыбнулся Джим. - А что тебя не устраивает?

-  Не делай так больше, - жестко ответила она.

-  Это еще почему? - выразил свой искренний интерес, перемешанный с возмущением, мужчина.

-  Меня так когда-то давно называл один хороший человек. Но его больше нет. И я не хочу, чтобы меня так называл кто-то другой. Договорились?

Элис посмотрела на Джима с тоскою в глазах. От этого взгляда у мужчины пробежали по спине мурашки и сжало сердце. Быстро взяв себя в руки, он кивнул головой и выдохнул:

-  Договорились.

-  Вот и ладненько, - тон девушки снова стал непринужденным, будто этого разговора и не было. - Приехали, идём.

****

(трэк предоставлен сайтом www.tyapin.com)

 

Элис стояла у кассы и наблюдала за тем, как Джим общается с сотрудницей магазина и оплачивает покупки. Он был вежлив, пару раз пошутив, сделал молоденькой кассирше комплимент и обворожительно улыбнулся. Но это почему-то задело Элис.

"Чего эта пигалица на него так смотрит? - думала мисс Лерой. - Ну да, пришел красивый мужик за покупками, но разве ж это повод бросаться на него? Может, у него девушка есть. Или жена, например. А она тут из платья почти выпрыгивает, внимание привлекает!"

Словно прочитав её мысли, Джим посмотрел на рассерженную Элис и подмигнул ей.

"Это он мне? " - изумилась рыжая ревнивица, неприкрыто уставившись в ответ. Этот мужчина ей определенно нравился. Её притягивала не только внешняя красота. Нет, видела она многих красивых мужчин. Но не ко всем же ее тянуло!

Манера поведения молодого ученого импонировала ей значительно больше. Хотя было еще что-то, чего она пока не могла уловить. Исподволь присутствовало ощущение дежавю. Ей казалось, что она знает этого человека давным-давно. С ним было как-то спокойно и уютно. Ему не хотелось врать. Он подсознательно вызывал доверие. Ему хотелось открыть душу в ожидании быть понятой.

Скорее всего, он ему было ясно, что девушка что-то скрывает или, как минимум, недоговаривает.

Размышления неслись сами собой, унося сознание Элис куда-то далеко. Девушке вспомнилось её детство, которое пахло свежескошенной травой, утренней росой, жареным салом с яичницей и вареной картошкой, ароматными бабушкиными пирогами. Это беззаботное время она вспоминала не часто, не желая лишний раз делать себе больно.

Но сейчас ей было хорошо и спокойно. Что-то еще из далекого прошлого витало в воздухе, что-то очень важное, только постоянно ускользающее, не давая сформировать себя в отдельную мысль.

Мужчина оплатил покупки и, взяв в левую руку пакет, подошел к своей задумавшейся спутнице, провел свободной рукой от шеи к затылку, зарывшись пальцами в её рыжие волосы, притянул к себе и быстро поцеловал. После чего, как ни в чем не бывало, отстранился и преспокойно направился к машине.

Полминуты Элис пребывала в ступоре: ошарашенно хлопая глазами, и касаясь пальцами своих губ. Она силилась понять, не привиделось ли ей это. Когда сознание вернулось на место, девушка развернулась и также направилась к машине, стараясь делать вид, будто ей все равно.

Небо хмурилось, в голове был полный кавардак, а тело вновь и вновь напоминало о нежных прикосновениях этого странного человека.

"Как девчонка! - злилась на себя Элис. - Годы обучения и хваленое самообладание полетели коту под хвост, стоило этой симпатичной мордахе появиться в твоей жизни. Да как так можно?! Расслабилась ты, Эль! О-ох, расслабилась. Раньше ты такого себе не позволяла. С этим надо что-то делать. А что?! Строить из себя снежную королеву, делая хуже не только ему, но и себе? Да ну. Вот еще… Хватит держать себя в придуманных кем-то рамках. Нужно расслабиться и получать удовольствие. Кстати, а есть ли у него девушка или жена? А если есть?! Надо, надо прояснить этот момент. Бросаться на чужое добро - ниже твоего достоинства. Даже когда это самое “добро” такое соблазнительное! "

***

К тому моменту, как вынужденные беглецы подъехали к дому, уже шел ливень. Пока они доставали из машины сумки и бежали к крыльцу, успели основательно промокнуть. Элис, сгрузив вещи у стены, убежала в поисках полотенец и сухой одежды, поэтому у Джима было несколько минут, чтобы оглядеться.

Дом, а если точнее, то домик, был расположен в небольшом дачном поселке. Несмотря на то, что строение состояло из двух этажей, места там было довольно мало. На первом этаже размещалось некое подобие гостиной, совмещенной с кухней. За незаметной дверью скрывался крохотный санузел. В основной комнате были три небольших окна со старенькими занавесками, стены с простенькими обоями и деревянными панелями, небольшой камин, узкий диван, пара кресел.  В дальнем углу стояли кухонные ящики с мойкой, электрическая плита на две конфорки, скромный деревянный стол и два стула. На втором мансардном этаже была спальня с одной кроватью, изрядно пожившей тумбочкой и массивным платяным шкафом, забитым каким-то барахлом.

Мисс Лерой вернулась быстро и вручила своему гостю стопку и какими-то вещами и с полотенцем:

-  Держи. Душ здесь, предлагаю освежиться после сегодняшней беготни и ливня. Кто пойдет первым?

-  Иди ты, погрейся, я подожду.

-  Тогда можешь пока поставить чайник и сделать себе что-нибудь горяченькое. Я скоро, - девушка улыбнулась и направилась принимать водные процедуры.

Элис надеялась, что вода смоет накопленное за день напряжение и поможет очистить голову от неожиданно накативших романтических мыслей. Она закрыла глаза и попыталась расслабиться, окутанная горячими каплями и ароматным гелем. Потом вспомнила про промокшего Джима и поспешила закруглиться. Вскоре беглянка вышла в гостиную, одетая в простое светлое платье из ткани с цветочным рисунком.

Джим, успевший снять мокрый свитер, смотрел на нее с какой-то затаенной тоской и восхищением. Девушка даже немного смутилась и опустила глаза.

-  Иди, а то еще заболеешь, - пролепетала Элис, чтобы отвлечься от нахлынувших эмоций.

-  Угу, - как-то многообещающе мурлыкнул он и скрылся за дверью, ведущую в душевую.

Элис уже успела заметить, что Джим, не теряя времени даром, разложил по местам продукты, купленные совсем недавно, приготовил ей чашку горячего чая с несколькими бутербродами с сыром, разжег камин и развесил мокрую одежду для просушки.

Желудок тут же известил хозяйку о настойчивом желании перекусить. Она подхватила кружку, ломтик хлеба с сыром и уютно устроилась на диване перед камином, поджав под себя ноги.

Одежда, доставшаяся Джиму, оказалась мала: брюки едва доходили до щиколоток, а рубашка с короткими рукавами даже не застегнулась. Элис не смогла подавить смешок, когда увидела накачанную фигуру ученого в таком виде.

-  Смейся, смейся, разрешаю, - заулыбался он.

-  Извини, но ничего более подходящего не нашлось.

-  Что поделать. Придется соблазнять тебя своими неприкрытыми частями тела. Сама виновата, - он развел руками. 

-  После такого святотатства ты просто обязан будешь на мне жениться, - расхохоталась собеседница.

-  Я подумаю, - нагло ухмыльнулся Джим. - Как чай?

-  Вкусный и очень кстати.

-  Я рад. Как ты относишься к жареным стейкам?

-  К мясу я отношусь очень положительно!

-  Ммм, хищница, - мурлыкнул мужчина.

-  Она самая, - подтвердила Элис. - Давай я помогу тебе с ужином.

-  Можешь отдохнуть, я как-нибудь и сам справлюсь.

-  Ну, уж нет. Мясо, так и быть, готовь сам. Все-таки у мужчин оно особенно вкусным получается. А я салатик сделаю.

-  Тогда идем, - он протянул ей руку, помогая встать с дивана. 

На кухне оба чувствовали себя абсолютно свободно. В четыре руки получилось довольно быстро все приготовить. Саму трапезу молодые люди решили провести на уютном диване у горящего камина под непринужденную беседу ни о чем. Когда сочные стейки и салат были уничтожены, Джим сам убрал тарелки и вернулся с двумя бокалами, наполненными темно-красной жидкостью.

-  Вино? Я не пью спиртное, - тут же всполошилась Элис.

-  Нет, - он подарил ей нежную улыбку. - Вишневый сок.

“Твой любимый”, - подумал он.

-  Мой любимый! - восхитилась девушка. - Как ты узнал?

-  Угадал, конечно. Держи.

Она приняла из его теплых рук бокал, с закрытыми глазами вдохнула аромат спелых вишен, ощутила приятную волну, прокатившуюся по телу, и сделала первый глоток, смакуя рубиновую жидкость.

Брюнет мечтательно наблюдал за её действиями. Дождавшись, когда девушка снова откроет глаза, произнес тост:

-  За встречу!

-  За знакомство, - машинально поправила его Элис. Раздался легкий звон бокалов.

Дальше беседа пошла своим чередом. Через некоторое время ученый заметил, что девушка слегка озябла. Не дожидаясь просьбы, принес плед и набросил его на хрупкие плечи рыжеволосой красавицы.

-  Спасибо, - искренне поблагодарила она.

-  Да, не за что, мне не трудно и даже приятно за тобой поухаживать.

Он уселся рядом, развел руки в приглашающем жесте и продолжил:

-  Иди ко мне, так теплее будет.

На какое-то мгновение Элис замялась, решая, стоит ли принять его предложение.

“Ай, будь что будет!” - подумала она и удобно устроилась на едва запахнутой рубашкой груди ученого.

-  А тебе не холодно? - вслух спросила она.

-  С тобой - тепло, - нежно улыбнувшись, Джим крепко обнял девушку и уткнулся носом в её чуть влажные локоны.

Элис и Джим

Иллюстрация предоставлена JuliaBal

Они сидели молча. Тишина их совсем не тяготила. Было уютно и спокойно. Элис смотрела на огонь, танцующий в камине, и слушала размеренное биение сердца своего случайного знакомого. Её вопрос внезапно разрезал воздух гостиной:

-  Джим, ты женат? Ну, или может у тебя любимая девушка есть?

Мужчина закашлялся от неожиданности, после чего все же ответил:

-  Нет, не женат.

-  А девушка? - не унималась Элис.

-  А, ты, для какой цели интересуешься? - решил похулиганить он.

-  Тебе сложно ответить? Все-таки встречаешься с кем-то, да? - она приподнялась, усевшись напротив и глядя ему в глаза.

-  Ни с кем я не встречаюсь. Да и сложно это, учитывая то, что мне долгое время приходилось скрываться от охотников за моими разработками.

-  Вот и ладненько, - томно мурлыкнула девушка, снова устраиваясь на нём и закрывая глаза от накативших приятных ощущений.

-  А у тебя есть кто-то? - чуть позже решился узнать Джим.

Но ответа не последовало. Мужчина изогнулся, пытаясь взглянуть девушке в лицо, и по её мерному сопению понял, что она уже уснула. Легко подхватив её на руки, Джим поднялся на второй этаж и уложил Элис в постель, укрыл одеялом. Провёл пальцами по овалу девичьего лица, поцеловал в лоб и шепнул:

- Сладких снов.

Мужчина спустился вниз, проверил одежду, висевшую на портативной сушке у камина, кивнул каким-то своим мыслям и устроился на диване, укрывшись пледом и пытаясь уснуть, хотя до ночи было еще далеко. По его губам пробежала едва уловимая улыбка, а мысли впервые за долгое время были заняты размышлениями, никак не связанными с научными разработками.

Мягкое наступление сна было прервано звуком автомобильных двигателей. Джим резко подскочил и выглянул в окно. К дому приблизились два внедорожника. Из массивных черных машин вышли люди, облаченные в специальные костюмы, которые носили обычно военные, профессиональные охранники и наёмники. В руках некоторых из них ученый заметил пистолеты, заблаговременно снабженные глушителями.

-  Ой-ё! - невольно вырвалось из уст возмущенного Джима.

Какими-то неимоверно быстрыми движениями он сгреб еще сырую одежду в рюкзак, схватил сумку с безымянным аппаратом и помчался наверх. Подскочив к кровати, мужчина настойчиво, но бережно встряхнул спящую Элис и протараторил:

-  Вставай! Нас нашли!

-  Что?! - вскрикнула девушка, мгновенно проснувшись.

-  Нужно бежать! Вещи я взял. Скорее!

Мисс Лерой подскочила, посмотрела в окно, натягивая кроссовки, и метнулась к пустой стене, обитой деревянными панелями.

-  Что ты делаешь? - удивился Джим.

-  Ш-ш-ш, - шикнула Элис, ощупывая дерево.  

| 410

В стене открылся проход

Автор: Tasha | Добавлено: 07 июня 2016

В результате что-то тихо щелкнуло, а в стене открылся проход.

-  Бегом! - скомандовала она.

Преследуемый ученый рванулся в проход, Элис закрыла его с внутренней стороны, взяла с пола припрятанный загодя фонарик и осветила продолжение пути. Им оказалась крутая и очень узкая лестница, ведущая вниз. Молодые люди молча стали спускаться, пока не увидели длинный коридор, прорубленный в земле и укрепленный досками.

-  Подземный ход? - удивился Джим.

-  Ишь, какой догадливый! - улыбнулась девушка. - Вперед!

Минут через десять-пятнадцать они подошли к вертикальной лестнице. Вверху виднелись поручни люка. Первым поднялся Джим, осторожно приоткрывая крышку, и огляделся - никого, только деревья, кусты и трава.

- Безопасно, – тихо сообщил он и выбрался. Тут же помог и Элис. – Мы где?

- В лесу, недалеко от дома. Где-то там…, - она махнула рукой вперед, - должна быть дорога. Можно попытаться поймать машину или рейсовый автобус.

-  У тебя еще много знакомых, у которых есть домики с потайными ходами?!

-  Увы, больше нет. Пока придется перекантоваться в каком-нибудь недорогом отеле. А там что-нибудь придумаем.

Джим кивнул в знак согласия, и они направились в сторону дороги. Под ногами хлюпал мох и шелестела омытая дождем трава, воздух пах омытой хвоей, а где-то вдалеке слышались странные шорохи. Тропинок по близости не было - приходилось пробираться через ветки, поваленные деревья и раскидистые кусты.

-  Дорога примерно в двадцати минутах ходьбы, хорошо, что сворачивать никуда не нужно… А-а-а-а-а-а! - закричала Элис, когда её нога соскользнула вниз и заставила хозяйку отправиться в свободный полет.

Джим в последний момент схватил девушку за руку в надежде помочь восстановить равновесие, но было слишком поздно - она потащила его за собой. В мгновение ока они оказались на дне грязного, но хоть не мокрого оврага. Вода после дождя в этом месте уже успела уйти в нижние слои почвы, что сыграло беглецам большую службу. Плескание в холодной и грязной жиже вряд ли бы способствовало облегчению пути и укреплению здоровья.

-  Больно, - прохрипела Элис.

-  Где болит? Показывай! – по-деловому скомандовал ученый.

-  Здесь, - указала она на лодыжку.

Джим осмотрел ногу спутницы и через некоторое время вынес вердикт:

-  Небольшой вывих. Не страшно, скоро пройдет.

-  Угу, - грустно согласилась она.

-  Давай, помогу тебе встать.

Элис ухватилась за протянутую руку и поднялась, немного морщась от боли.

-  Ой! А что это там? - она испуганно ткнула пальцем в ту сторону оврага, где лежало что-то большое.

-  Не знаю. Сейчас проверим.

Он перехватил фонарь так, чтобы, в случае чего, им можно было и ударить, и прошел вперед.

-  Это человек, - сказал Джим.

-  Живой?

-  Сейчас проверю, - он наклонился и приложил пальцы к шее лежащего мужчины, пытаясь нащупать пульс. - Живой, но еле-еле.

Джим осветил фонарем туловище человека и присвистнул, заметив множественные ножевые раны.

-  Боюсь, что мы не сможем ему помочь, он не дотянет до больницы - слишком серьезные ранения и большая потеря крови, - вздохнул ученый.

-  А если его душу перенести в другое тело?

-  И кем из нас ты собираешься пожертвовать? - вздернул брови Джим.

-  Ею,  - уверенно заявила Элис, поднимая за хвост пробегавшую мимо крысу.

Животное пищало и брыкалось, пытаясь вырваться из цепких рук. Ученый стоял несколько минут в молчаливой задумчивости, наверное, пытался просчитать вероятность успешного исхода этой необычной манипуляции по перенесению души человека в животное.

-  Знаешь, я переносил души из крысы в крысу, из человека в человека, но из человека в крысу - как-то не додумался. Думаю, стоит попытаться. Все равно этот бедняга ничего не теряет.

-  Тогда поспеши.

-  Да-да, - согласился Джим, раскрывая сумку с аппаратом.

Несколько минут ушло на подготовку. Ученый прикрепил одну пару электродов к вискам умирающего мужчины, а вторую приготовился поднести к взволнованной крысе.

-  Ну, удачи нам! - выдохнул он и коснулся животного.

На аппарате потухли красные огоньки и загорелись зелёные. Крыса перестала дергаться, тогда Элис поместила животное на свою ладонь.

-  Привет, - решила начать первой общение девушка.

Крыса уставилась на своих спасителей. В маленькой серой голове шла активная мыслительная деятельность, взгляд стал осознанным и удивленным.

-  Ты умирал, - начала объяснения Элис. - Мы перенесли твою душу вместе с сознанием в тело этого милого серого зверька. Извини, но более подходящего мясного костюмчика в лесу не нашлось. Придется потерпеть какое-то время.

Грызун чуть дернулся назад, поджимая передние лапки к тельцу.

-  Да, дружище, она все правильно говорит. Тебе еще какое-то время будет плохо, нужно дать организму время подстроиться. Но, если тебе что-то не нравится, мы можем вернуть тебя обратно.

Животное никак не отреагировало. 

-  Я возьму образцы твоих волос и ногтей. Возможно, нам удастся вырастить твой клон, а потом переместить тебя в него. И будешь ты жить долго и счастливо, - резюмировал Джим, вытаскивая из рюкзака ножницы.

Крыс боязливо попятился и запищал. Не обращая внимание на поведение грызуна, Джим собирал образцы тканей с ДНК нового члена команды.

Когда необходимые для клонирования материалы оказались упакованными в пакет и спрятанными в недрах сумки, настала пора выбираться из оврага и продолжать путь. Крыс немного отошел от шока и удобно разместился в сумке у Элис. А она, в свою очередь, уцепилась за локоть Джима, чтобы меньше хромать при ходьбе. И вообще, так спокойнее и приятнее.

Вскоре из-за деревьев показалась дорога. В столь поздний час машин не наблюдалось, поэтому было принято коллективное решение направиться в сторону ближайшей заправки или придорожного кафе. Крыс проголосовал правой лапкой, поднятой вверх.

-  Что будем делать дальше? - спросил ученый.

-  Сначала доберемся до места, где можно будет хоть слегка отдохнуть.

-  А потом?

-  Потом… - Элис задумалась. - Постараюсь вызвать у своих знакомых журналистов интерес к твоей разработке.

-  И что мне это даст?

-  Люди должны знать своих героев. Тогда планы охотников, желающих использовать твои таланты в какой-нибудь засекреченной лаборатории, станут бессмысленными. Люди узнают о твоем открытии и поспособствуют тому, чтобы ты довел дело до конца. Возможно, получится собрать деньги не только на исследования и испытания, но и на открытие полноценного научного центра.

-  Звучит очень заманчиво, - улыбнулся Джим.

-  Нет ничего невозможного.

-  Думаешь, тогда от меня отстанут фанатики?

-  Не могу сказать точно, но вероятность довольно велика. Они работают исподтишка. У них тоже есть сложившаяся репутация. Они же святош из себя строят. Разозлятся, конечно, но лезть открыто побоятся и найдут более подходящий объект для охоты, - заключила девушка.

-  Да? - такая трактовка не показалась мужчине убедительной. - Буду надеяться на это.

Элис остановилась, повернулась лицом к Джиму и уверенным тоном произнесла:

-  Все будет хорошо, доверься мне.

-  Хорошо, принцесса, - ответил он, проведя ладонью по ее щеке.

Негодование вспыхнуло внутри у Элис, она оттолкнула руку мужчины и раздраженно буркнула:

-  Я же просила, не называй меня так! - развернулась и быстрым, насколько это было возможно с подвернутой ногой, шагом направилась вперед.

Джим подбежал, схватил ее под локоть, чтобы девушке было легче идти, и все-таки спросил:

-  Расскажешь о нём?

-  А тебе зачем? - она все еще была раздражена, но уже начинала остывать.

-  Интересно, почему ты так реагируешь на невинное обращение и кто этот таинственный человек, которому все было дозволено?!

Элис бросила на Джима подозрительный взгляд.

“А стоит ли ему доверять?” - задумалась она. - “Что он пытается вынюхать? Простое любопытство или что-то большее?”

Похоже, ученый понял причину ее колебаний и сказал:

-  Ну, если тебе это настолько неприятно или это какая-то страшная тайна, то можешь, конечно, не рассказывать.

Девушка тяжело вздохнула, собираясь с мыслями, и тихо заговорила:

-  В детстве у меня был друг. Лучший друг. Забавный пухленький мальчик в очках, живший в соседнем дворе. Мэтью. Мы почти всегда были вместе. Даже, когда мы начали взрослеть, а парни стали оказывать мне внимание, я всегда прибегала к Мэту. Делилась своими переживаниями, даже плакала пару раз из-за несчастной любви.

-  Странно. Обычно девочки делятся с подругами или с мамами.

-  Да, но таких подруг, которым можно было бы открыть сердце, у меня не было, а мама, - Элис сделала небольшую паузу. - Мама погибла вместе с папой в автокатастрофе. Когда я об этом узнала, то напилась таблеток, желая уйти из жизни вместе с ними. Я была дома одна, бабушка решала вопросы, связанные с похоронами. Вот руки и потянулись к аптечке. А Мэт пришел без приглашения, будто чувствовал что-то. Помог промыть желудок, засунул меня под холодный душ, чтобы рассудок вернулся в тело, а потом я всю ночь ревела у него на плече. Он крепко обнимал меня, приводил миллион причин, по которым я должна жить дальше, и в конце признался, что любит. С тех пор он и стал называть меня принцессой, - девушка подняла глаза вверх, желая осушить подступившие слёзы. - Я не знала, что ответить ему. Была не в том состоянии, чтобы копаться в себе, пытаясь разобраться в чувствах. А он ничего не требовал. Просто был рядом.

-  А потом?

-  Когда мы закончили восьмой класс, он улетел с родителями отдыхать на всё лето. Мы переписывались, созванивались по видеосвязи. Иногда. Я очень скучала, мне физически не хватало Мэта. В его глаза я могла смотреть часами, его голос был для меня самой лучшей музыкой, а письма и сообщения я знала почти наизусть. Я не расставалась с телефоном ни на минуту. Эта разлука давалась мне очень нелегко. В какой-то момент я решила, что нет смысла скрывать от себя, что я тоже люблю его. Я собиралась открыться ему, как только он вернется. Продумывала слова, представляла, во что следует нарядиться, мечтала увидеть его счастливые глаза.

Элис замолчала.

-  И как все прошло? - поинтересовался Джим. 

-  Я ждала его в аэропорту вместе с бабушкой. Мы приехали заранее, чтобы не опоздать. Я стояла у барной стойки, допивала кофе, когда по громкой связи объявили о крушении самолета. Чашка с грохотом ударилась о плитку, мои ноги подкосились, а из глаз сами собой брызнули слезы. Бабушка испугалась. Она знала, что мне очень болезненно дались известия о смерти родителей, а теперь еще и Мэт. Я впала в истерику и не могла дышать, пришлось врачам вмешаться и вколоть успокоительное.

Потом со всеми встречающими общались психологи. Они что-то говорили о посттравматическом синдроме, про то, что жизнь наладится, нужно смотреть вперед и еще что-то. Но мне было уже все равно. Мой мир рухнул окончательно и бесповоротно.

С тех пор у меня больше не было близких друзей, и больше никто не называл меня принцессой. Только в устах Мэта оно звучало как-то по-особенному.

-  Это слово заставляет тебя все вспомнить и причиняет боль?!

-  Да.

-  Прости, - Джим остановился и прижал Элис к себе.

Нахлынувшие воспоминания перевернули душу вверх дном, и такие крепкие и теплые объятия были для девушки сейчас очень кстати. Она прижалась к ученому щекой и обхватила его торс. Джим стоял неподвижно, уткнувшись носом в её волосы, и принимая на себя часть её боли. Элис чувствовала что-то странное в том, что она стоит в обнимку с малознакомым человеком, безрассудно выболтав слишком личное, и при этом ощущает себя абсолютно понятой и защищенной. Взяв свои эмоции под контроль, девушка нехотя выбралась из теплых рук и побрела дальше.

Из-за поворота показались огни бензозаправки. Там ученому и его спутнице удалось купить еды и воды для перекуса, справить естественные надобности, умыться и переодеться в высохшую одежду. Джим купил эластичный бинт и подошел к Элис, сидящей на лавке.

- Показывай ногу.

- Это еще зачем?

- Зафиксирую сустав бинтом. Такая красивая девушка не должна хромать.

- Ну, если только красивая, - протянула Элис, выуживая ножку из обуви.

- Не только, - улыбнулся он, усаживаясь рядом и устраивая лодыжку девушки у себя на коленях.

Мужчина осмотрел ногу, погладил ее кончиками пальцев и начал разминать ступню, уставшую от вынужденной длительной прогулки. Элис издала тихий стон.

- Больно? - испугался Джим, убирая руки.

- Нет, это божественно. Если ты сейчас же не продолжишь, я просто умру, - в ее голосе прозвучали умоляющие нотки.

- Как скажете, моя королева, - ученый улыбнулся и продолжил массаж.

Размяв обе ступни, Джим плотно забинтовал больную ногу девушки и легонько поцеловал чуть выше бинта. 

“Как-то всё слишком быстро происходит, - подумала Элис. - Он ведет себя так, будто мы давно знакомы. Да еще “принцесса” эта. Совпадение? Может и так. А если нет? Мэт? Не похож. У Мэтью были глаза цвета жаренного кофе, а у этого - серые, как осеннее небо. Лицо другое, телосложение. Да и Мэт всегда был скромником, а этот - с места в карьер. И почему я в каждом встречном поперечном ищу свою первую любовь? Его больше нет, Эль, смирись уже. А Джим? Он понимает, что в любой момент наши дороги могут разойтись, и тогда уже не будет возможности что-то сказать или доказать. Вот ему и приходится форсировать события. Но как он филигранно это делает! Потихоньку приручает, чтобы не испугать. Забавно. Мне нравится. Не то, что тот плешивый индюк с работы, который только и думает, как залезть мне под юбку. Бр-р-р, даже мысли о нем вызывают отвращение. Нужно отвлечься. Где там мой красавчик? Мой???”

***

- Теперь мы хоть на людей стали похожи, - сказал Джим, скармливая крысе печенюшку.

- Еще бы поспать нормально. О! Гляди - машина подъехала. Надо поговорить с водителем, чтобы до города подбросил, - с этими словами Элис направилась к хозяину авто.

Через несколько минут она махнула притихшему мужчине рукой, показывая, что переговоры прошли успешно, и можно смело садиться в машину.

В пути водитель, назвавшийся Юджином, поинтересовался, куда направляется прекрасная пара. Элис легко ответила, что они с мужем любят устраивать небольшие путешествия автостопом, переночуют в отеле и поедут куда-нибудь дальше на север. То, что девушка назвала Джима своим мужем, сначала его удивило, но потом он не стал отходить от наспех сочиненной легенды, по-свойски обнял Элис за плечи и рассказывал забавные истории из их якобы семейных путешествий. Рыжеволосая девушка поняла, что Джим ловко подхватил ее игру, и устроилась поудобнее в его объятиях, с улыбкой слушая веселые рассказы.

Время в дороге прошло незаметно. Беглецы оказались на оживленной улочке, усыпанной кафешками и магазинчиками. В одном из домов располагалась недорогая гостиница. Оплатив на сутки скромный номер с двумя кроватями Элис и Джим пошли заселяться.

- Крыс, тебя куда пристроить, чтобы ты не сбежал? - поинтересовался ученый.

- А он убежит? Он же, вроде, должен всё понимать после подселения души.

- Я таких экспериментов еще не ставил, поэтому не могу с уверенностью сказать, что сознание, перенесенное вместе с душой, полностью вытеснило инстинкты, повадки и память животного.

- Смотри, я в ванной тазик с высокими бортиками нашла. Подойдет? - спросила Элис, протягивая предмет.

- Думаю, да.

Джим опустил в посудину новоиспеченного питомца, набросал куски старой газеты, обнаруженной в номере, и обеспечил животное пропитанием.

-  Готово. Теперь и нам можно устраиваться. До утра осталось не так долго. Ты первая пойдешь в душ?

-  Нет, иди ты. Я пока вещи разберу, чтобы знать, что у нас осталось после пробежки по лесу, - хмыкнула девушка.

-  Я быстро.

-  Угу.

Джим действительно вернулся довольно быстро и сразу улегся в постель. Сказывались сутки без сна, организм отключался. К тому времени, как в комнату вернулась Элис, он уже крепко спал.

Она взяла со стола гостиничный ноутбук, устроилась поудобнее на кровати и подключилась к своей служебной учетной записи. Взглянула на спящего мужчину и вбила в поиск “Джим Бейли”.

Через несколько минут система выдала почти чистый профайл гражданина. Информации о мистере Бейли было крайне мало, будто он взялся из ни откуда. Элис пропустила такой же запрос и по другим базам - всё чисто.

Её взгляд снова был устремлен на друга по несчастью. Он мерно сопел, обнимая подушку. Элис наклонила голову, присматриваясь, и чуть слышно прошептала:

-  Кто же ты такой, Джим Бейли?

| 360

Утро

Автор: Tasha | Добавлено: 10 мая 2016

Сквозь сон Элис почувствовала на себе чей-то взгляд. Сначала она не предала этому значения, но, припомнив последние события, насторожилась и распахнула глаза. С соседней кровати не нее смотрел Джим. На его лице блуждала мечтательна улыбка, а в глазах читалась неподдельная нежность.

- Доброе утро, - заговорил он первым.

- Надеюсь, что доброе. У меня что-то не так с лицом?

- Да.

- И что же? - удивилась Элис.

- Ты очень красивая. Любовался бы вечно.

- Увы, мой дорогой друг, красота не вечна. Хочется верить, что я все-таки доживу до того момента, когда мое лицо по естественным причинам покроется сеточкой морщин.

- Ты будешь самой красивой старушкой в мире, - улыбнулся Джим.

- Что это ты с утра комплиментами начал бросаться? Признавайся, что тебе от меня надо?

- Какая ты подозрительная!

- Не подозрительная, а бдительная! Да и жизнь кое-чему научила, - скривилась девушка.

- Да? Чему, например?

- Например, тому, что ничего просто так не бывает.

- Логично. Но не оригинально, - хмыкнул он.

- Все претензии к Создателю. Это не я придумала правила, по которым все живет и вертится. Кстати, который сейчас час?

- Восемь утра, если не лгут часы на стене.

- Выматываемся, быстро! - скомандовала Элис.

- К чему такая спешка? И как твоя нога? - поинтересовался Джим в процессе упаковывания нехитрого скарба в сумку.

- Нога уже не болит, доктор. В кафе напротив часы дешевых завтраков. Денег у нас немного, а есть очень хочется.

- Буду иметь в виду, - протянул он.

- Что именно? - уставилась она на ученого, усаживавшего крыса себе на плечо.

- Прежде, чем провести с тобой ночь, нужно забить холодильник едой, - засмеялся Джим. - А то сбежишь из постели в самый неподходящий момент, чтобы не пропустить дешевый завтрак в кафе.

- Не много ли ты себе позволяешь, красавчик? С чего ты взял, что я когда-нибудь соглашусь провести с тобой ночь?

- Но сегодня же провела, - подмигнул он и вышел в коридор.

На щеках Элис появился румянец, а ответная реплика так и не нашлась. Пришлось закрыть распахнутый от возмущения рот и направиться за Джимом.

В кафе она старалась не смотреть на наглого ученого, выбрав объектом своего внимания главный вход гостиницы, в которой они ночевали. Ароматный завтрак исчез с тарелки довольно быстро. В руках девушки осталась только чашка отвара из антамара, в то время как Джим скармливал крысу вторую порцию жареной потаты.

Ученый и не заметил, как к зданию напротив подъехала неприметная машина. Из нее вышел невысокий темноволосый мужчина с уже заметной проплешиной на затылке и направился к главному входу, осторожно оглядываясь.

- Угу-у-у-у, - протянула Элис, отводя взгляд от окна.

- Так ты согласна? - спросил Джим.

- На что? - очнулась девушка.

- Ты все прослушала, да?

- А ты говорил что-то интересное? - она вздернула бровь.

Джим не успел ответить, так как его перебил писк крысы. Беглецы синхронно взглянули на животное, подбежавшее к краю стола и уставившиеся в телевизор. Объемная заставка криминальных новостей покружилась над барной стойкой, где был установлен прибор, потом появилось изображение корреспондента на фоне леса.

- “Сегодня утром в лесу недалеко от дачного поселка Антар был обнаружен труп известного бизнесмена Виктора Калинина. По предварительным данным мужчина скончался от множественных колотых ран в область живота. Проводится расследование.

Напомним, что Виктор Калинин является мультимиллионером, заработавшим состояние на инвестировании успешных проектов, в частности, в области биофизики. Благодаря ему такие технологии, как выращивание органов и создание биопротезов, были доведены до совершенства и стали доступны для большинства слоёв населения. В условиях, когда уровень смертности и травматизма за последние 100 лет поднялся почти на 50 пунктов, а население планеты стало катастрофическими темпами сокращаться, эти разработки стали реальным спасением, хоть и не панацеей.”

Элис и Джим слушали репортаж с приоткрытыми от удивления ртами. Потом пристально посмотрели на крыса.

- Так это ты??? - спросила Элис.

Животное чуть заметно кивнуло.

- Вот это да-ааа-ааа-а!

Джим хотел что-то сказать, но его снова перебили.

- Доброе утро!

Ученый повернул голову и увидел очаровательную блондинку с яркими синими глазами. Девушка, мило улыбнувшись, уселась рядом с Элис, чмокнула ее в щеку и прощебетала:

- Привет, дорогая! Давненько не виделись. Честно говоря, я была удивлена, когда увидела на почте приглашение на завтрак от твоего имени. Приехала не раздумывая. Но не знала, что ты будешь не одна. Познакомишь?! - на последнем слове она повернулась к Джиму, бросая на него заискивающий взгляд.

- Привет, Мелани. Знакомься, это Джим, выдающийся учёный. Джим, это Мелани, ведущий журналист и моя подруга по совместительству, - отозвалась Элис.

- Не ведущий журналист, а шеф-редактор, между прочим! Я не сижу на месте, дорогая, - блондинка игриво улыбнулась. - Приятно познакомиться, Джим, - она протянула мужчине руку в жесте, предполагающем поцелуй.

Мужчина слегка прищурился, в уголках его губ появилась едва заметная улыбка. Четким движением перехватил кисть руки блондинки и перевернул в традиционное для пожатия положение.

- Рад знакомству.

На лице Мелани отразилось недовольство, которое, впрочем, она быстро скрыла. Девушка не ожидала такой реакции. Обычно мужчины млели перед ней, проявляли чудеса изобретательности в стремлении добиться её благосклонности и внимания.

Да, конечно, не всегда этот эффект длился долго, но еще ни разу её не осаживали так быстро, просто потому, что это было невежливо. Но ученому, тем не менее, было все равно. Он не собирался становиться перед новой знакомой в стойку и сразу дал ей это понять. Где-то внутри зашевелилось задетое самолюбие белокурой красавицы. Она не понимала, почему не вызвала должных эмоций у этого брутального экземпляра. Ведь по сравнению с Элис, едва причесанной, не выспавшейся, не накрашенной, она - Мелани, просидевшая полтора часа у зеркала, с идеальной укладкой, четко подобранным макияжем и гардеробом, выглядела просто сногсшибательно.

- А что, если этому Джиму больше нравятся мальчики, чем девочки? Мел присмотрелась повнимательнее, пока Элис объясняла ей, зачем позвала. Однако ничего такого, что могло бы скомпрометировать этого индивида, она не разглядела. Мужик как мужик, с обычными мужскими реакциями. Её глубокое декольте оценил, на проходящую мимо официантку в короткой юбке взглянул, но в основном его внимание было направлено на Элис. Нет, он не пялился на нее постоянно и каких-то особых знаков внимания не оказывал, но именно на нее его, на первый взгляд спокойные и почти безразличные, глаза были направлены чаще всего. Зависть начала пускать свои гадкие щупальца в душу Мелани, когда подруга замолчала в ожидании ответа.

- Так что от меня требуется?

- Как-то донести до общественности о разработках молодого ученого - Джима.

- Хм… Надо подумать. Материал, конечно, был бы сенсационный, если бы была возможность снять ход эксперимента. Но, как я понимаю, вы пока не можете меня таким осчастливить, верно?

- Верно.

- Для начала можно попробовать сделать сюжет в одной из научных программ. Потом попробуем Джима на передачу пригласить. А там видно будет.

- Было бы здорово!

- Оставьте мне свои контакты, мистер Бейли, я свяжусь с Вами, когда все будет готово для съемки сюжета, - Мелани одарила ученого очаровательной улыбкой.

- Лучше Вы мне свои «контакты» оставьте. Я вас наберу, когда буду готов раскрыть все карты, - Джим улыбнулся Мел в ответ.

Мелани на секунду задумалась:

- Так и быть, господин учёный. Вот моя визитка, - вложив всю свою гибкость и грацию, Мелани аккуратно опустила пластиковый прямоугольник в нагрудный карман на рубашке Джима. Её рука задержалась чуть дольше положенного, а потом, как бы невзначай, проскользила по предплечью. При этом она смотрела мужчине в глаза и аппетитно покусывала свои губы.

Джим продолжал улыбаться, а взгляд его оставался холодными и неприступными.

“Железный человек какой-то!” - в сердцах подумала блондинка.

- Что ж, раз мы всё обсудили, я, пожалуй, пойду. Не пропадай, дорогая.

- Буду стараться, - улыбка Элис была похожа на гримасу. Ей явно не понравилось то, как Мелани пыталась соблазнить её спутника.

Журналистка махнула рукой и упорхнула.

- Что дальше будем делать? - осведомился Джим.

- Пока не знаю.

- У меня есть предложение, - он сделал многозначительную паузу.

- М-м? И какое же?

- Выходи за меня замуж!

Элис поперхнулась соком и уставилась округлившимися глазами на собеседника. Ученый же с трудом сдерживал улыбку, а в глазах этого брутального поросенка скакали чёртики.

- Ладно, об этом поговорим потом, - смех все-таки вырвался наружу. - Давай, оставим вещи в камере хранения гостиницы и сходим погулять. Тут есть недалеко парк с аттракционами. Надоело, знаешь ли, прятаться и бояться. А там нас вряд ли додумаются искать.

Девушка нервно сглотнула, пытаясь привести мысли в порядок. Выдавить из себя хотя бы слово ей сейчас было катастрофически трудно, поэтому она просто кивнула.

- Вот и ладушки… Идём! - Джим расплатился по счету, взял сумки и помог спутнице встать.

| 272

Прогулка

Автор: Tasha | Добавлено: 09 мая 2016

Молодые люди не стали возвращаться в ту же гостиницу, чтобы минимизировать риск быть обнаруженными. К счастью, такие заведения здесь были не редкостью, поэтому вещи сдать было просто. А вот с крысой возникли сложности. Это же не сумка и не чемодан, в камере его не закроешь. Но после того, как хрустящая купюра совершенно случайно попала в карман служащего, внезапно нашелся старый аквариум и ненужный буклет. Бонусом предлагался присмотр и подкормка. Крыс не возражал, поэтому странная парочка смогла с чистой совестью отправится на променад.

Прогулка выдалась на редкость приятной и расслабляющей. Джим оказался приятным собеседником. Элис уже и не помнила, когда в последний раз она вот так запросто с кем-то бродила по улицам и болтала обо всем и ни о чем. А время, проведенное в парке, надолго сохранится в её памяти.

Молодому ученому удалось затащить девушку не только на такие аттракционы, которые она сама обходила бы стороной по широкой дуге, но и на импровизированную ярмарку, где посетители могли сыграть в игры, поучаствовать в конкурсах и соревнованиях. Джиму не было равных в турнире на ловкость и реакцию, он легко разгадывал шарады, загаданные местным “сфинксом”.

Поход в тир принес новые сюрпризы, так как Элис ничуть не уступала ученому в умении метко стрелять по фигуркам. Их соперничество стало приманкой для толпы зевак, разделившихся на два лагеря болельщиков. Перед решающим выстрелом Джим добровольно сложил винтовку, признавая мастерство мисс Лерой. За этот жест он получил не меньше одобрительных возгласов, чем его соперница - поздравительных.

Элис стала обладательницей большого плюшевого медведя за меткое попадание мячом в баскетбольное кольцо, плитку шоколада получила за победу в логической игре, а танцевальный спарринг с одной из отдыхающих преподнес ей чип с записями популярных музыкантов. Когда изящное тело рыжеволосой девушки изгибалось в ритме танца, Джим не мог отвести от неё взгляд. Элис ощущала, что он смотрит на нее, и это только распаляло кровь, делая движения еще более чувственными. Одержав победу, раскрасневшаяся и возбужденная, она спрыгнула со сцены прямо в объятия восхищенного спутника.

Когда из динамика полилась медленная композиция, Джим увлек Элис в новый танец, но теперь уже парный. Ученый двигался уверенно и действительно вел свою партнершу, что приятно её удивило. Они смотрели друг другу в глаза и тонули в водовороте чувств, накрывших их с головой. На последних аккордах песни Джим остановился и, повинуясь порыву, поцеловал Элис. Она ответила и ни на секунду не пожалела. Мир вокруг перестал существовать, были только он и она. Тугие объятия на грани боли, бурлящая кровь, бешеные удары сердца. Когда воздуха стало не хватать, мужчина нехотя оторвался от сладких губ Элис и уткнулся носом в изящную шейку, вдыхая аромат кожи и волос девушки. Объятия стали более бережными, а дыхание - более ровным.

- Я так боялся, что никогда тебя не встречу, - чуть слышно произнес Джим.

- Именно меня?

- Тебя.

- А что во мне такого особенного? - лениво протянула Элис, запуская пальцы в его волосы.

- Ты вся особенная. Самая лучшая.

- Ты всем малознакомым девушкам это говоришь перед тем, как затащить их в постель? - вырвалось у Элис, о чем она тут же пожалела.

Джим отстранился и посмотрел на неё так, что от этого взгляда хотелось провалиться под землю.

- Только рыжим дурочкам, пускающимся в бега с первым встречным, - отрезал он, резко развернулся и быстрым шагом направился к выходу из парка.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            

1 | 684

Элис бросилась вдогонку

Автор: Tasha | Добавлено: 17 мая 2016

“Дура!” - мысленно выругалась рыжая, схватила пакеты с призами и побежала за Джимом:

- Стой! Подожди! Я не права! - эти слова давались трудно, но она понимала, что сама виновата в сложившейся ситуации, а оставить так, как есть, не могла. Элис не понимала, почему так быстро и крепко привязалась к этому всезнайке, но в одном была уверена точно - отпускать его никак нельзя.

Джим остановился и медленно обернулся. Девушка перешла на быстрый шаг и была готова вот-вот разразиться искренними извинениями, как кто-то выбежал из толпы и схватил её за руку, разворачивая к себе лицом.

- Надин! Куда спешишь так, что свою любовь не замечаешь? - громко поинтересовался невысокий темноволосый мужчина с короткой стрижкой и эспаньолкой.

- Вы меня с кем-то путаете.

Джим удивленно вскинул брови. Незнакомец тем временем схватил девушку за талию и продолжил свою, явно наигранную, речь:

- Как можно, Надин, милая? Мы были вместе почти четыре года, неужели ты думала, что я тебя не узнаю с другим цветом волос? Кстати, рыжей ты мне больше нравишься, чем блондинкой.

- Руки убрал, - почти прорычала Элис.

- Я так соскучился, мышонок, - протянул он, пытаясь поцеловать её.

- Да отпусти ты меня! - закричала девушка, пытаясь вырваться из цепких оков. - Мы расстались сто лет назад из-за твоей кобелиной натуры.  Ты не имеешь никакого права прикасаться ко мне!

Учёный заметно напрягся и сжал руки в кулаки.

- Не нервничай так, Надюша, - мужчина немного ослабил хватку. - Просто признай, что я был у тебя лучшим и не кочевряжься уже. Идем, я тебя приголублю, приласка… - договорить он не успел из-за кулака, заехавшего ему в челюсть, упал на траву, схватившись руками за лицо, и поднял разъяренные глаза на обидчика.

- Еще раз к ней притронешься - вырву ноги, - твердо сказал учёный, потирая кулак.

- Ты об этом еще пожалеешь, - прошипел оппонент.

Джим ничего не ответил, взял Элис за руку и потянул к выходу. После нескольких минут молчания он посмотрел на нее и, не скрывая саркастической улыбки, спросил:

- Надин?

Девушка скривила губы в печальной гримасе, тяжело вздохнула, собираясь с мыслями.

- Уже нет. Прости меня, пожалуйста, - она опустила голову, выражая неловкость и смущение. - Это после него я перестала доверять людям. Особенно мужчинам, проявляющим ко мне интерес. Хотя сей факт меня, конечно, нисколько не оправдывает.

Каждое произнесенное слово давалось ей с трудом - поток неприятных воспоминаний заставлял все внутри сжиматься. Казалось, что ножом вспороли затянувшиеся раны и тушили в них сигареты. Противно, больно и унизительно.

- Расскажешь, - тон Джима был скорее сочувствующим, нежели требовательным.

- Ты смерти моей хочешь? - не то в шутку, не то всерьёз спросила она.

- Почему сразу смерти? - удивился брюнет.

- Лучше умереть, чем переживать это снова, впадая в воспоминания.

- Все было так плохо? - забеспокоился он.

- Нет, наверное. Если смотреть со стороны. Что такого ужасного в том, что тебя в течение нескольких лет предает и обманывает самый близкий человек? Что страшного в том, что тот, кому подарил сердце и открыл душу, выставляет тебя на всеобщее посмешище? Ничего особенного. Бывает и хуже. Но мне-то от этого не легче. После смерти родителей и Мэта эти отношения стали глотком свежего воздуха. Я пыталась начать все сначала, старалась поймать жизнь, наполненную счастьем, за хвост. И в какой-то момент мне показалось, что я это сделала. Но длилось это недолго. То ли он изменил свою линию поведения и перестал скрываться, то ли с меня упали розовые очки, сейчас уже не важно. Но суть в том, что я стала понимать, во что вляпалась. Да я за этого гаденыша чуть замуж не вышла! Слава Вселенной, что вовремя очухалась!

Едва Элис закончила говорить, как в её голове раздался страшный грохот, а тело было подхвачено сгустившимся воздухом. Сильный удар о что-то твердое, взрыв боли и темнота. 

| 358

Больница. Элис

Автор: Tasha | Добавлено: 20 июня 2016

Сон был беспокойным и каким-то вязким. Я тщетно пыталась проснуться, вертелась с боку набок, комкая простыню. У меня было несколько вариантов: либо я сошла с ума, либо умерла, либо…

Додумать я не успела, так как не знаю, к счастью ли, но я все-таки очнулась. Тело представляло из себя огромный сгусток боли. Кости ломило, а мышцы затекли так, что даже самое легкое движение вызывало неприятные ощущения. А еще жутко хотелось пить, а во рту казалось язык распух и даже не повернется, при необходимости. Губы потрескались. Глаза слезились, веки были словно свинцовыми, держать их открытыми, чтобы что-то рассмотреть не было сил. Я подчинилась приказу организма и снова уснула.

Время, через которое состоялось мое второе пробуждение, я не смогу назвать даже примерно. Общее состояние было более-менее сносным, чем до этого. Остерегаясь внезапных приступов боли, я попыталась слегка повернуть голову, чтобы осмотреться. От этого нехитрого движения меня начало подташнивать. Сделав глубокий вдох, все же повернулась и увидела обычную больничную обстановку. Выложенный белой плиткой пол, гладкие стены мягкого бежевого оттенка, светлый потолок с единственным неярким светильником.

Я лежала на кровати, окруженной какой-то противно пикающей аппаратурой, у окна стояла небольшая пластиковая тумбочка. Напротив, у двери, наблюдался одинокий черный стул с мягкой обивкой. На стене, справа от меня, висели какие-то плакаты, но я не успела их рассмотреть. В палату зашел врач, который все же не поленился предварительно постучать.

- Доброе утро, мисс! – раздался приятный бархатистый голос.

- Надеюсь, что доброе.

Вошедший мужчина в белом халате выглядел лет на пятьдесят-пятьдесят пять. Чуть выше среднего роста, довольно подтянутый, с короткими светло-русыми волосами, овальным лицом, крупным, но ровным носом и голубыми глазами, обрамленными легкими морщинками. Он выглядел очень добродушным и веселым, при этом сразу было понятно, он профессионал в своем деле. Добрый доктор Айболит… Я б у такого полечилась.

- Меня зовут Алексей Петрович Дорохов, я Ваш лечащий врач.

- Очень приятно. Элис Лерой. Простите за нескромный вопрос, но вы чистокровный русский?

Светловолосый эскулап заулыбался.

- Есть такое дело. Несмотря на активный процесс смешения кровей, начавшийся после того, как из сотен стран стало образовываться единое государство, мои предки все же умудрились более-менее сохранить генофонд.

- Так Вас в музей поместить надо, как редчайший экспонат. И пылинки сдувать. 

- А у меня уже есть личный музей – дом называется, - еще шире улыбнулся Дорохов. – Жена в роли личного пылинкосдувателя, дети – любопытные искусствоведы, а внуки – несносные папарацци.  

- Здорово!

- Не жалуюсь. А теперь Вы мне расскажите, мисс Лерой, как докатились до жизни такой, что попали в мои очумелые ручки?

- Честно говоря, я мало что успела понять. Мы с приятелем шли из парка, разговаривали, а потом что-то загрохотало и нас куда-то отшвырнуло. Больше ничего не знаю. Неужели очередной уличный взрыв?!

Алексей Петрович тяжело вздохнул и ответил:

- Он самый, будь он неладен. Давайте, я Вас осмотрю.

Врач измерил мне давление, осмотрел склеры глаз, прослушал легкие и провел сканирование с помощью портативного устройства на предмет скрытых повреждений.

- Всего лишь небольшая контузия, пару царапин и легкое сотрясение мозга. Вам очень повезло, Элис. Несколько человек погибло. Многие ранены, в том числе дети. Кому руку оторвало, кому – ногу. Протезы сейчас, конечно, отличные, кому-то, может, хватит денег на выращивание новой конечности, но это все равно займет уйму времени, не говоря уже о боли и страданиях, которые пришлось и еще придется пережить.

- Да уж, - печально выдавила я.

- Несмотря на то, что Вы отделались, можно сказать, легким испугом, оформить выписку прямо сейчас я не могу. Придется сутки-другие за Вами понаблюдать и немножко подлечить. Если все будет хорошо, то уже совсем скоро отправитесь домой.

- Отлично! Алексей Петрович, а Вы, случайно, не знаете, где списки пострадавших? Мне нужно найти моего знакомого.

- Налево по коридору пройдете и попадете в холл, там на электронном табло все будет выведено. Все просто, - улыбнулся он.

Я выдержала паузу, слегка склонив голову к плечу, посмотрела на этого милейшего человека и спросила:

- Алексей Петрович, а Хоккинс ничего не просил мне передать?

Взгляд мужчины сразу стал серьезнее, хоть с губ так и не сошла улыбка.

- Сказал, чтобы Вы были осторожнее, мисс. А он на днях закончит все дела.

- Скорей бы, - вздохнула я, понимая, что лгу сама себе.

- Позже к Вам зайдет медсестра, принесет ужин и необходимые лекарства. А пока можете отдыхать. Мне пора. Хорошего дня, Элис.

- Благодарю, доктор.

Когда он ушел, я решила попробовать дойти до табло со списками пострадавших. Я надеялась, что с Джимом не случилось ничего серьезного. Мы же были рядом, вряд ли он мог сильно пострадать.

Погруженная в эти мысли, я едва не столкнулась в коридоре с идущей навстречу медсестрой. Очень эффектная девушка: высокая, фигуристая, с красивой смуглой кожей, копной длинных черных волос, собранных в хвост, и пронзительными синими глазами. Была б мужиком, влюбилась бы.

Она куда-то спешила, поэтому лишь кивнула в ответ на мои извинения и направилась дальше.

В холле толпились люди, наверное, родственники пострадавших и такие же, как я, ищущие тех, с кем был рядом во время взрыва. Фамилию и имя своего брюнетистого ученого я нашла только в третьей колонке. Посмотрела номер палаты и отправилась на поиски по тому же длинному коридору.

Нужная дверь была приоткрыта. Увидев Джима, сидящего на кровати боком ко входу, я невольно обрадовалась. На лице нарисовалась глупая улыбка, а рука сама потянулась к ручке, чтобы распахнуть до конца дверь и войти.

Меня остановил женский голос, раздающийся из глубины палаты, куда смотрел мой ученый.

- Я не понимаю, Джим, почему ты так себя ведешь?

- А как нужно, Франни? Тебе напомнить, что именно ты ушла от меня, а не наоборот. Выгребла деньги из сейфа и сбежала.

- Да какие там деньги! Мне тех копеек едва хватило на оплату такси и номера в отеле, - возразила девушка.

- Да уж, мне повезло, что за день до этого я отвез все сбережения в банк, - он грустно улыбнулся. – Не стыдно, Франческа?

- Это моральная компенсация за то, что ты днями и ночами торчал в своей гребанной лаборатории!

- Ты преувеличиваешь.

- Только самую малость.

Раздались шаги, и в поле зрения появилась та самая шикарная брюнетка, с которой я имела честь столкнуться несколько минут назад. Так вот, куда она так спешила! Они с Джимом встречались. И, судя по всему, довольно долго, раз она знала код доступа к его сейфу. Додумать мне не дал продолжающийся разговор.

- Прости меня, медвежонок, я была неправа, - протянула медсестра, усевшись рядом с Джимом и проводя пальцами по контуру его красивого, но несколько пострадавшего после взрыва лица. – Я так скучала по тебе.

| 435

Захотелось зарычать

Автор: Tasha | Добавлено: 21 июня 2016

Захотелось зарычать, но я понимала, что этим себя выдам. Просто стиснула зубы и ненадолго задержала дыхание. Несмотря на все усилия, я физически ощутила, как сжимается моё сердце, а в груди зарождается ноющая боль.

Ну, вот и всё. Закончилась моя неожиданная любовь, так и не начавшись. Сейчас она попросит прощения, напомнит о том, как им было хорошо вместе, притянет к себе, заставляя снова ощутить её безупречное тело. Сначала он будет сопротивляться, но не устоит, когда она станет настойчивее. А я…

А что я? Ну, поцеловались пару раз, и что с того? Мы едва друг друга знаем. Он не давал никаких обещаний. Ничего не предлагал. Это я увязалась за ним, как бездомная собачонка в поисках тепла. Напридумывала всякого разного. Да и куда мне тягаться с такой соперницей! Она в разы красивее, наверняка, не глупа и самое главное – она знает, как найти к нему подход, как сделать ему приятное, как заставить его забыть обо всем.

Не в силах больше смотреть на это безобразие я резко развернулась и отправилась в свою палату. Полулёжа устроилась на кровати, накрылась казённым одеялом и потянулась к старенькому больничному планшету. Работать с таким динозавром – сомнительное удовольствие, но это лучше, чем ничего. Пробежала заголовки новостей на онлайнере. Просмотрела статью о взрыве, невольной участницей которого я стала. Ничего нового не узнала и уже хотела открыть лотвист и выбрать какую-нибудь книженцию на сон грядущий, но в дверь снова постучали. Кого это нелегкая принесла?!

На пороге возникла Франческа. Её мрачный вид меня несколько смутил. Мне казалось, что она должна была светиться счастьем после заигрывания с Джимом. Неужели он дал ей от ворот поворот? Может, у меня все-таки есть шанс? От этой мысли у меня даже настроение улучшилось.

- Добрый вечер, мисс Лерой.

- Здравствуйте.

- Меня зовут Франческа. Сегодня я дежурная медсестра. По назначению доктора Дорохова принесла Вам лекарства.

Брюнетка протянула мне контейнер с разноцветными таблетками и продолжила:

- Ужин сейчас принесут. Если Вы ещё не успели осмотреться, то душевая комната находится вот за этой дверью, - она указала на едва заметное дверное полотно слева от меня, - туалет для больных, не требующих постельного режима, находится в конце коридора. Если Вас будет что-то беспокоить, нажимайте тревожную кнопку или пишите мне лично через сайт нашей больницы. На главной странице будут профайлы всех дежурных медиков.

- Поняла, спасибо.

- Хорошего вечера, выздоравливайте.

- Благодарю.

Выходя, Франческа едва не столкнулась с девушкой с кухни, которая привезла ужин, и недовольно хмыкнула, проходя мимо.

Приятный запах чего-то мясного заставил меня переключиться с мыслей о брюнетистой медсестре на содержимое тарелки. Ничего особенного: воздушное картофельное пюре, большая котлета в панировочных сухарях, явно приготовленная на пару, и простенький свекольный салатик. Но я так это люблю! Желудок отозвался мгновенно, умоляя поскорее всю эту прелесть съесть. И я не смогла ему в этом отказать. Запив свой ужин любимым чаем из антамара, я решила, что уже пора прогуляться в направлении туалетной комнаты.

Заветное место находилось в противоположной стороне от холла и делилось, по обыкновению, на мужскую и женскую части. Тем не менее, перегородки между этими самыми частями были такими тонкими, что слышно было всё, что происходит за хлипкой стеной. Свои естественные надобности я успела справить в тишине, а вот когда направилась к умывальнику, чтобы вымыть руки, услышала какое-то копошение в соседнем помещении.

Включила воду. Уф, ледяная! Опять экономят. Подставила руку к датчику устройства, которое дозирует жидкое мыло, вспенила его и, немного поморщившись, снова подставила ладони под обжигающие холодом струи. Тем временем за стенкой отчетливо различались женские стоны и мужское сопение. Я почувствовала себя неловко из-за того, что невольно подслушиваю то, что слышать явно не должна. Хотела тут же ретироваться, промакнув руки бумажным полотенцем, но от услышанной фразы меня словно молнией шандарахнуло.

«Даааа, Джимми!»

Эти слова эхом пронеслись в моей голове. А еще этот голос. Я его знаю. Франческа? Но… Разве он не прогнал её? У меня внутри как будто что-то рухнуло. Грудную клетку сдавило – стало нечем дышать. Стоны в мужском туалете не прекращались, сопровождаемые характерными звуками. К горлу подступили слёзы.

Да, он не мой и ничего мне не обещал. Но, все равно, это чертовски больно и неприятно. Особенно учитывая то, что в прошлом измены стали камнем преткновения в попытке построить близкие отношения. Смахивая со щек соленые ручейки, я вышла в коридор и бездумно побрела вдоль палат.

Пытаясь справиться с собой, я замерла у стены, прислонившись к ней виском и обхватив себя руками. Случайно взгляд упал на окно, ведущее в бокс, где лежал мальчик примерно трёх-четырёх лет. Ребёнок спал, а из-под сползшего одеяльца выглядывали обрубки руки и ноги, стянутые бинтами. Это зрелище повергло меня в такой шок, от чего предыдущие переживания стали абсолютно не существенными.

Мои мысли уплыли куда-то далеко, и я едва заметила, как со стороны холла ко мне приближается облаченный в больничную пижаму Джим. Я машинально обернулась в сторону туалета. Никто оттуда еще не выходил. Потом снова посмотрела на это брюнетистое чудо, пытаясь понять, что к чему. Он проследил за моим взглядом, тоже глянул в сторону санузла, а потом, вернув взор ко мне, спросил:

- Что там?

- Туалет, - не смогла выдать ничего умнее.

- Как интересно. И на все туалеты ты так реагируешь при моём появлении? – он явно издевался, приправляя свои слова наглой ухмылкой.

- Только на те, в которых стонущие от удовольствия девушки произносят твоё имя, - не знаю, зачем выложила ему всё и сразу.

Нужно было видеть, как от удивления округлились его глаза, а брови взметнули вверх. Он снова с интересом посмотрел на дверь туалета. Та, чуть скрипнув, открылась, выпуская растрепанную Франческу и какого-то громилу, ничуть не похожего на мистера Бейли.

- М-м-м-м, - протянул он. – И поэтому ты плакала?

- Нет! – выпалила чуть резче, чем хотела.

- Понятно.

- Да что тебе понятно?! – не выдержала я.

Джим тяжело вздохнул, подошел сзади, обнял меня, скрестив свои руки у меня на животе, наклонился к уху и спокойно сказал:

- Даже думать забудь, что я на кого-нибудь тебя променяю. И тебя саму не отдам никому. Хватит, набегалась.

Я остолбенела. Такая неожиданная заявка. Даже испепеляющий взгляд темноволосой медсестры, использовавшей помещения больницы не по назначению, на меня никак не повлиял. После недолгой заминки я развернулась в кольце таких сильных и таких любимых рук, обхватила своего учёного за торс и прижалась щекой к его широкой груди. Он сжал меня сильнее, поцеловал в макушку и носом уткнулся в волосы. А я стояла, наполненная каким-то неведомым счастьем, и слушала, как бьется сердце этого потрясающего мужчины. 

| 198

- Кофе хочешь? – спросил Джим

Автор: Tasha | Добавлено: 23 июня 2016

кофе, ароматный кофе, кофейные зерна

- Кофе хочешь? – вдруг спросил Джим.

- Что? – удивилась я.

- До полосатых чёртиков хочется выпить чашечку чёрного ароматного кофе со щепоткой соли. Составишь мне компанию?

- Разве в больнице делают кофе?

Джим немного отстранился, посмотрел в мои глаза с таким выражением на лице, будто решал, стоит ли доверять мне страшную тайну. Потом осмотрелся, не подслушивает ли кто, и прошептал мне на ухо:

- Есть места. Идём.

В следующее мгновение он взял меня за руку и потянул куда-то в сторону холла. За несколько метров до выхода из коридора, справа от нас, показалась ниша, в которой размещался пост дежурной медсестры. Мне совсем не улыбалось увидеть там бывшую пассию моего учёного, но, видимо, сегодня был не мой день.

Брюнетка, уже успевшая привести свой внешний вид в полный порядок, стояла за стойкой и виновато улыбалась. С чего бы это? Очертившуюся неловкость исправил Джим:

- Элис, познакомься, это Франческа – моя старая знакомая.

На этой фразе лицо медсестры опалило удивление. Мне же едва удалось скрыть тот факт, что я знаю чуть больше, чем он предполагает. А брюнет продолжил:

- А это Элис – моя возлюбленная.

- Новая, - не удержалась от подколки девушка в белом халате.

- Единственная, - припечатал Джим.

Я остолбенела. На щеках выступил предательский румянец, и жутко захотелось провалиться под землю. Несмотря на это, я уловила гневный взгляд Франчески, направленный на мужчину, и не без удовольствия отследила умирающую надежду в её карих глазах. Девушка поджала губы, протяжно выдохнула и повернулась ко мне.

- Можно просто Франни, - сказала она протягивая руку для пожатия.

- Приятно познакомиться, - слукавила я, подавая ей ладонь.

Рукопожатие было некрепким. Да и с чего бы ему быть крепким, все-таки встретились две соперницы.

- Франни, угостишь кофейком? – мужской голос вернул нас к реальности.

- А? – потерялась девушка. – Да, конечно. Проходите в ординаторскую.

В небольшой комнатке мы обнаружили доктора Дорохова и еще двух дам. Одна из них, по-видимому, была врачом. Её светлые волосы были уложенные в строгую прическу. Бирюзовая форма сидела точно по стройной фигуре, через шею был переброшен фонендоскоп, на запястье красовался электронный прибор, хранящий в себе медицинские карты больных и показания подключенных приборов. Вторая - русоволосая, плотно сложенная барышня в белом халате – была медсестрой.

Пока Франческа готовила кофе, мы успели познакомиться. Женщина-врач назвалась Оливией, но позволила обращаться к ней просто «Оля». Медсестру звали Анной, но местный персонал предпочитал называть её Аннушкой, как одну из героинь моей любимой книги Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». А все потому, что это милое создание имело талант постоянно что-то проливать. Даже во время нашей непринужденной беседы ни о чем, она умудрилась расплескать на стол чай, который перед этим самозабвенно заваривала.

Доктор Дорохов оказался очень веселым, улыбчивым мужчиной. Постоянно травил забавные байки из своей медицинской практики, рассказывал анекдоты в тему и заливисто смеялся, когда шутил кто-то другой. Этим другим оказался мой ненаглядный. Я даже не подозревала в нем такого таланта. Удивил. Порадовал.

Атмосфера сложилась дружественная, чего я совсем не ожидала в самом начале. Даже Франни заметно повеселела и отпустила неприятную ситуацию, сложившуюся между нами.

Вдоволь наговорившись, мы с Джимом решили ретироваться. Он провел меня к палате, держа за ладонь и поглаживая её пальцем. Такое простое движение, а у меня оно вызывало дрожь в коленках. Да и недавно сказанные фразы добавляли остроты ощущениям.

«Даже думать забудь, что я на кого-нибудь тебя променяю. И тебя саму не отдам никому».

«А это Элис – моя возлюбленная».

«Новая».

«Единственная».

Я вспоминала их, мысленно перебирая, как бусины чёток.

Стоя у самой двери, прислонившись лбом к его плечу, вдохнула аромат, исходивший от кожи Джима. Ммммм-м-м…

запах любимого мужчины, Элис и Джим

Сложно описать словами естественный запах мужчины, который заставляет твою кровь бежать по венам быстрее, запутывает мысли в клубок, оставляя на поверхности лишь желания. Мускусный, слегка горьковатый, обволакивающий запах сильного самца. Мозг самоустранился, передавая бразды правления гормонам. Хотелось снова и снова вдыхать этот чарующий, ставший неожиданно родным, аромат.

Еще через мгновенье мое тело стало требовать большего. Оно хотело теснее прижаться к этому большому и сильному мужчине, впиться в его губы, обхватить мощный торс ногами…

Сквозь пелену неистовства, окутавшую меня, я услышала чье-то учащенное дыхание. Моё? Да. Джима? Определенно. Подняла затуманенные глаза, чтобы увидеть лицо человека, который сумел довести меня до такого нереального состояния. 

| 197

Джим схватил меня и поцеловал

Автор: Tasha | Добавлено: 28 июня 2016

Он громко сглотнул и в одну секунду сгреб меня в охапку и обжег губы жадным поцелуем. Я, словно кошка, вцепилась в его спину руками, обнимая и притягивая к себе еще крепче. Нежный и в то же время требовательный язык Джима соприкасался с моим, большие ладони сначала гладили спину, а потом опустились ниже, крепко сжав бедра, и потянули вверх, чтобы я смогла в полной мере осознать силу пробудившегося желания. Я не смогла удержать в себе стон и потребность забросить ножки ему на поясницу. Без слов он подкинул меня чуть выше, одной рукой обхватывая спину, второй – поддерживая мою пятую точку, и прижал меня к стене. Тонкая ткань больничной одежды не мешала мне ощущать твердый и пульсирующий эпицентр мужского желания. Губы и язык любимого мужчины стали исследовать мою шею, а я замирала от каждого прикосновения, забывая дышать.

страстный поцелуй, страсть

Резкий звук закрывающейся двери привёл нас в чувства. Упс! Как это мы?

Я тут же опустилась на пол, радуясь, что стена не позволяет мне упасть, а спина Джима закрывает мое, залившееся неконтролируемым румянцем, лицо. Он же обхватил меня за талию, уткнулся носом в шею и пытался восстановить сбившееся дыхание.

Мимо нас вальяжно прошаркала сухонькая старушка, бросая презрительные взгляды. Наверное, по её мнению, мне должно было стать стыдно за своё фривольное поведение, но ничего подобного я не испытала. Было ощущение, что всё происходящее между нами с Джимом – это правильно, всё по-настоящему, так, как и должно быть.

Да, меня смущал тот факт, что мы знакомы всего ничего. Но я чувствовала себя так, будто знала его с детства. Всё в нём: мимика, жесты, движения, манера говорить и особенно запах – было родным и понятным. И, если бы я лично не видела документы, подтверждающие смерть Мэта, то решила бы, что это он, несмотря на явные внешние отличия. Мне хотелось верить в то, что мой Мэтти жив, и в то же время хотелось, чтобы учёный оказался тем, кем представился, потому что за прошедшие годы я сумела справиться с потерей друга. Он остался там, в далеком в прошлом, и ему не было места как в настоящем, так и в будущем. Наверное.

 Не знаю, сколько еще мы так стояли, но в какой-то момент Джим всё же смог оторваться от меня и, попрощавшись, уйти к себе. А я, свернувшись клубком, улеглась в постель, надеясь уснуть. Но не тут то было!

Перед глазами стояла сцена нашего бурного «общения» в коридоре. Тело до сих пор чувствовало все прикосновения моего любимого учёного и посылало в мозг недвусмысленные импульсы. Я вертелась на кровати, как уж на сковородке. Когда моя выдержка была уже на исходе, я решила направиться в душевую, дабы холодной водой остудить свой пыл, как в дверь постучали. 

| 237

В палату зашла Франческа

Автор: Tasha | Добавлено: 08 июля 2016
Каюсь, я подумала, что это Джим вернулся. Но ошибалась. В палату зашла Франческа.
франчкска, николь шерзингер
- Можно? – робко спросила она.
- Да, проходи.
Девушка взяла стул и села напротив моей кровати, как раз там, где устроилась я. Начинать разговор я не спешила. Все-таки это она ко мне пришла с какой-то целью, но, видимо, собиралась с мыслями, поэтому и медлила. Наконец, медсестра решилась и произнесла:
- Элис, прости меня, пожалуйста, за выходку в туалете. Я специально всё подстроила и даже уговорила пациента подыграть мне.
От этой новости я опешила. Слов не было, что явно помогло Франческе продолжить:
- Мы с Джимом познакомились в университете, на одной из вечеринок. Я первая его заметила. Он был весь такой красивый, но, при этом, серьёзный. С того дня я начала наблюдать за ним. Слухов вокруг его персоны было много. Начиная с его происхождения, заканчивая личной жизнью.
- А что не так с его происхождением? – навострила ушки я.
- Да ничего, по одной простой причине – никто не знает ничего о его прошлом. Джим никогда не делился с друзьями такими подробностями, а прямых вопросов старался избежать.
- А с личной жизнью что? – признаюсь, меня волновал этот вопрос, хоть и было это все давным давно. 
- Его ум и внешность привлекали большое количество поклонниц. Девчонки толпами кружились где-то рядом, придумывая планы по его завоеванию. Монахом Джим, конечно, не был, легко пользовался тем, что само шло к нему в руки. Но серьезных отношений ни с кем не заводил. Тем сложнее мне было найти к нему подход. Но это сейчас не важно. Важно то, что мы всё-таки начали встречаться. Даже жили вместе, хоть и недолго. Я любила его, а он любил свою работу. Нет, ты не подумай, он хорошо ко мне относился, примерно вел себя, ухаживал. Но не любил. Мне казалось, что моей любви хватит на двоих. Но я ошиблась. Я всегда была рядом, когда он не сидел в своей проклятой лаборатории. Кормила, обстирывала, следила за домом. Он же совершенно неприспособленное к быту существо! Сидя подолгу за работой и жуя какую-то гадость из странных пакетов, нажил себе гастрит. Носки дома всюду разбрасывал, замучилась их собирать. Да и вообще, Джим у нас – повелитель хаоса, но в этом хаосе он ориентируется как Бог. Должна отдать ему должное, что мой труд он замечал. Благодарил, дарил подарки, улыбался, но взгляд всегда оставался холодным, а сам он – неприступным.
Она тяжело вздохнула.
- В какой-то момент я решила, что совместный ребёнок сможет изменить эту ситуацию. Джим очень ответственно относился к вопросам контрацепции, однако я нашла лазейку, которая смогла бы мне помочь осуществить задуманное.
- И ты забеременела? – спросила я, едва дыша.
Франческа грустно улыбнулась.
- Нет. Не знаю как, но Джимми то ли просчитал, то ли догадался, что я собираюсь сделать. Тогда мы сильно поругались. Не то, чтобы он был против детей, нет. Его оскорбил сам факт того, что я не обсудила этот деликатный вопрос с ним, приняв решение единолично. Джим сказал, что я предала его и уехал «жить» в свою лабораторию, громко хлопнув дверью. Я, конечно, понимала, что поступила нечестно, но от фразы «Ты меня предала, Франни» внутри будто всё оборвалось. И я решила уйти от него, в тайне надеясь, что Джим остынет и приедет мириться. Взяла из сейфа деньги, вызвала такси и уехала в гостиницу в другом конце города. Я ждала, что рано или поздно он позвонит. Несколько мучительных недель я не решалась пойти на примирение первой. Но потом всё-таки сдалась и поехала к нему домой. Каково же было моё удивление, когда мне сказали, что Джим Бейли там больше не живет. В кротчайшие сроки он продал дом и уехал. Исчез. А сегодня вдруг объявился. Я сразу глазам своим не поверила, увидев его имя в списках. Помчалась в палату, чтобы убедиться лично. Поэтому и не заметила тебя в коридоре. А уж когда увидела того, у кого каждый день мысленно просила прощения, решила попытаться всё вернуть.
- Вот оно что, - протянула я за неимением других слов.
- Ты ему нравишься, Элис, - сказала медсестра, опуская взгляд. – Я бы сказала, больше, чем просто нравишься. Знаешь, я даже рада, что хоть кто-то смог растопить сердце ледышки Джима.
- Наверное, еще рано говорить про сердце, - промямлила я. – Мы знакомы всего-то пару дней.
- Для любви бывает достаточно и пары мгновений. Если у кого-то она случилась только через несколько лет после первой встречи, не стоит принимать это за аксиому.
- Я подумаю над твоими словами.
- Подумай, - брюнетка замолчала ненадолго, а потом, вспомнив что-то, сказала, - совсем забыла, я же по делу пришла. Для начала, скажи, как ты себя чувствуешь?
- Я не в идеальной форме, но самочувствие вполне удовлетворительное. Лучше, чем утром.
- Отлично. И тогда еще вопрос. Тебе нравится Джим?
- Эм…- замялась я. – Да, очень.
Франческа грустно улыбнулась. Она хотела сказать что-то ещё, но её перебил стук в дверь. В проёме показался Джим. 
1 | 1051

Приглашение

Автор: Tasha | Добавлено: 21 июля 2016

Сердце моё забилось чаще.

- Э-э-э-э-э… - стушевался он, увидев Франческу. – Элис, можно тебя на два слова?

- Да, конечно.

На едва гнущихся от волнения ногах я доковыляла до коридора и плотно закрыла дверь, чтобы Франни не слышала, о чём мы говорим.

- Мммм? – вопросительно тяну и смотрю в его бездонные серые омуты, в тайне надеясь на нечто более приятное, чем просто беседа, но продолжаю выжидательно молчать.

Видно было, что он немного смущается. Мне это даже понравилось. Но сама волноваться меньше не стала, мое сердце трепыхалось, как пойманная птица, и пыталось выскочить из груди, руки похолодели, а дыхания катастрофически не хватало.

- Я понимаю, что сейчас неподходящее время, да и место еще более неподходящее, но…

- Но? - я с трудом выдохнула вопрос, глядя на его манящие губы.

- Я бы хотел пригласить тебя к себе, – выпалил он с явным облегчением.

- Куда? – не поняла я. – У тебя и в этой больнице оборудована берлога?

- А? Нет, в мою палату.

- Зачем в палату? – опять туплю, да.

- Эм-м… - он потер пальцами подбородок. – Пообщаться, так сказать, в более спокойной обстановке.

- А-а-а-а… - дошло теперь.

Очнувшийся мозг тут же нарисовал мне картинку того, что там может произойти. На щеках проступил румянец, а кончики ушей слегка порозовели. Нет, я, конечно, не видела себя со стороны, но щеки и уши, по ощущениям, пылали огнём.

Джим шумно сглотнул, ожидая моего ответа и разглядывая меня всю такую взволнованно-взъерошенную, а меня как током шандарахнуло.

- Я только Франческу пердупре…предурпе… - язык заплетался. – Ну, скажу, что меня не будет, - выпалила я и скрылась за дверью в свою палату.

Мои действия были столь стремительными потому, что я едва себя сдерживала, чтобы не прикоснуться к этому горячему и такому умопомрачительному мужчине. В самом деле, если бы я коснулась его хоть кончиком пальца, устоять не смогла бы, набросилась бы прямо в больничном коридоре. И плевать на врачей и пациентов. Да, наверное, мне потом было бы стыдно, но это потом, а перед этим…Ох, замечталась.

Вбежав в палату, я протараторила:

- Франни, меня не будет некоторое время, возможно, долго.

Медсестра подавила смешок и ответила:

- Быстро он тебя не отпустит, уж будь уверена.

В глазах девушки появилась легкая грусть, перемешанная со щепоткой зависти. А может даже и не щепоткой, но меня сейчас это абсолютно не волновало. Этот красавчик сегодня будет «беседовать» со мной, а я уз постараюсь, чтобы «разговор» был разнообразным и приятным.

Я снова покраснела. Да что ж такое?! Взрослая женщина, а краснею, как школьница, от собственных мыслей.

- Да не переживай ты так. Вы взрослые люди и можете делать то, что пожелаете. В рамках закона и рекомендаций лечащего врача.

Я криво улыбнулась.

- Слушай, раз ты уходишь, можно, я тут останусь и вздремну? А то вторые сутки на ногах из-за этого дурацкого взрыва, а в ординаторской Оля улеглась.

Франческа с надеждой оглядела мою пустующую кровать.

- Да, конечно, отдыхай на здоровье.

- Спасибо.

- Ну, я тогда побегу? – это я разрешения у постороннего человека что ли спрашиваю? Серьёзно?

- Беги, беги, бегунья, - ответила Франческа, присаживаясь на белую простыню и поправляя подушку.

- Пока, - махнула рукой и выскользнула за дверь.

Джим подпирал плечом стену и внимательно рассматривал ногти на своей руке. А чем еще там было заниматься? Больничная пижама не скрывала его мощной фигуры, и я снова невольно им залюбовалась.

При виде меня он резко повеселел, а в глазах заплясали чёртики. Ох уж эти глаза!

Шли молча, не касаясь друг друга. Это было как во сне: вроде бы с тобой всё происходит, а вроде и нет. Ноги были ватными, голова – в смятении, а тело… тело было согласно на всё и пребывало в предвкушении.

Джим отворил дверь, пропуская меня вперед. Я вошла и стала наблюдать, как мой наглый соблазнитель подпирает уже закрытую дверь стулом. Чтобы никто не мешал, значит. Всё продумал хитрец.

Джим повернулся и собирался что-то сказать, но мне не хотелось зря тратить время и слушать пустые речи. Мы оба знали, зачем пришли. Я сделала шаг навстречу, одной рукой зарылась в его волосы на затылке, второй обхватила шею и тесно прильнула всем телом. Он, не дожидаясь приглашения, накрыл мои губы своими. Все смешалось.

Плотину прорвало у нас обоих. Растворились больничные стены, белый потолок превратился в звездное небо, а шум в коридоре – в морской прибой. Мы были одни в целом мире, и этот самый мир принадлежал только нам.

Джим перестал себя контролировать. Его руки и губы нахально и жадно исследовали меня. Он трогал, целовал, покусывал, сжимал, поглаживал. А я тяжело дышала и таяла, как мороженое на жарком солнце. Разгорячённый мужчина уже стащил с меня больничную футболку и прильнул губами к груди, пока ещё скрытой тонким чёрным кружевом белья. Я выгнулась навстречу, но быстро опомнилась, решив взять инициативу в свои руки. 

Положила ладони на его рельефные грудные мышцы и толкнула, прижимая моё счастье к ближайшей стене. Джим не стал сопротивляться, позволяя мне делать с ним всё, что заблагорассудится. Смотря ему в глаза, я, как кошка, потерлась о тело мужчины, срывая полустон-полувыдох, запустила ладошки под майку, прошлась подушечками пальцев вверх до самых ключиц, а потом вниз – ноготками. Остановилась на сосках и чуть поиграла, заползла под майку и коснулась их губами, посасывая. Мужчина заметно напрягся и стал дышать еще громче, а его зрачки расширились. Я улыбнулась, облизнула губы и стянула с него ненужный предмет одежды.

Я уже видела это потрясающее тело, но тогда оно отражалось в зеркале, а сама находилась внутри него. Конечно, я себя и оглядела, и ощупала тогда, но теперь у меня была возможность не только смотреть, но и гладить, целовать, облизывать, щекотать кончиками своих волос, чем я и занялась. Горячий, мощный, вкусный, умопомрачительный.

Синхронно провела кончиками пальцев обеих рук по линии талии от его пупка до позвоночника и осторожно запустила ладошки под бельё, сжимая упругие бедра моего Джима и закрепляя эффект глубоким поцелуем. Потом осторожно потянула остатки его одежды вниз, обнажая то самое, что свидетельствовало о взаимности желаний.

«Мой любимый размер,» - пронеслось у меня в голове.

Не устояв от соблазна, я присела на корточки, провела рукой по горячей плоти мужчины и ощутила томную пульсацию. «Ну, держись, Джимми!» - подумала я, касаясь языком чувствительного места у самой уздечки. Тихий стон был мне наградой. Сжимая кулаки и сильнее опираясь о стену, чтобы не упасть, милый пытался себя контролировать. Ага, как же!

Меня раззадорила его реакция, поэтому, отбросив в сторону зажимки и стеснение, принялась с упоением дарить острые ласки, посасывая, полизывая, покусывая и наслаждаясь тем, как отзывается на мои действия его распалённое тело. Руки тоже были при деле: как бы невзначай, я гладила ноги брюнета, боясь пропустить то, что искала.

А интересовал меня длинный шрам на икре под левой коленкой. Когда мы были детьми, точнее – я была еще ребенком, а Мэт переживал подростковый период, ребята со двора затеяли игру в «Казаков-Разбойников» на расположившейся рядом стройке многоквартирного жилого дома. Суть игры заключалась в делении на две команды, Казаков и Разбойников. Казаки ловили Разбойников с целью выведать пароль, придуманный предводителем команды. Игра простая, но азартная. Я тогда была в отряде Разбойников и шустро удирала от преследовавшего меня Казака. Бежала так, что и дорогу не запоминала, плутала по изгибам, пролазила в дыры в стенах, оставленные рабочими, чтобы быстро переходить из подъезда в подъезд. И в итоге – подвернула ногу и заблудилась.

Идти я не могла, боль была невыносимой. Крики не помогали, видимо, слишком далеко ото всех убежала. Сначала я надеялась, что меня вот-вот найдут, кричала, звала. Но ничего. Я просидела в каменном закутке до самого вечера, зарёванная, испуганная, продрогшая от холода. Я уже успела придумать, что никому я не нужна, меня просто забыли, оставили тут умирать, а умру я обязательно, потому что утром придут строители и, не глянув, зальют бетоном этот убогий аппендикс. И всё, финита ля комедия, покойся, Элька, с миром. Приняв свою неизбежную участь, свернулась калачиком и уснула на студёном черновом полу.

Проснулась от того, что кто-то лихорадочтно тряс меня, выкрикивая моё имя. Открыла глаза, увидела перепуганного Мэта в свете маленького карманного фонарика, который он оставил рядом с собой. Мой друг, мой герой, мой спаситель. Убедившись, что я жива, Мэтти сжал меня в своих объятиях, да так, что едва рёбра не хрустнули. Когда увидел мою распухшую конечность и понял, что идти я сама не смогу, всучил мне фонарик, подхватил мою дохлую тушку на руки и, пошатываясь, пошёл к выходу.

Выбирались мы долго. Света от фонаря было недостаточно, он едва-едва освещал путь, поэтому мой лучший друг и не заметил, как зацепился ногой за торчащую из стены острую арматуру. Царапина получилась глубокой, сильно кровоточила, лицо парня исказилось гримасой боли и покрылось испариной, но мой герой всё-таки вынес меня во двор, где уже поджидали взволнованные родители. С тех пор у Мэта и остался длинный шрам на ноге.

У Джима на ногах ничего подобного не обнаружилось, даже завалящего малюпасенького шрамчика. Это заставляло сводить к нулю мои подозрения о том, что Джим и Мэт – один и тот же человек. Но, червячок сомнения всё равно не давал успокоиться.

Пока я производила изыскания и вспоминала детство, Джим плавно запустил свою ладонь мне в волосы, легонько поглаживая, и стал делать бедрами небольшие поступательные движения, задавая мне ритм. Я слышала его сдавленные постанывания, и это сводило меня с ума. Когда пик наслаждения практически наступил, мужчина легко извернувшись выскользнул и, схватив меня за подмышки, плюхнул на обнаженное нутро кровати, нависая надо мной пылающим страстью зверем.

Он зубами стягивал бретели лифа, пока тонкие пальцы справлялись с застежкой сзади. Когда чёрное кружево улетело в сторону, распаленные губы мужчины жадно припали к моей груди.

Я не могла похвастаться такими пышными формами, какие были у Франчески, и, по правде говоря, меня мучили неуверенность и сомнения, но увидев, с каким упоением и, я бы даже сказала, восторгом Джим прикасался к этим самым формам, то поняла, что его я более чем устраиваю. Легкое посасывание и игра языком сводили меня с ума. Прикосновения обжигали и сбегали змейками желания в низ живота, сбиваясь там в тугой узел.

Когда же он начал спускаться ниже, покрывая лёгкими поцелуями мой живот, по коже побежали не просто «мурашки», а целые «слоны». А когда этот экзекутор добрался до уровня бикини, я не смогла удержать хихиканье.  

- Ты чего? – слегка удивившись, спросил Джим.

- Щеко-о-о-отно, - жалобно протянула я.

- Ааааа, - он азартно улыбнулся и стал проводить кончиком языка по коже, хитро заглядывая мне в глаза.

Я взвизгнула и попыталась вырваться, но мне не дали. Поцеловав мой пупок, Джим стянул с меня пижамные штаны вместе с бельём и отбросил в сторону. Прошелся горячими ладонями до самых кончиков пальцев и остановился.

- Ты не будешь возражать, если я воспользуюсь противозачаточным пластырем? У тебя нет на него аллергии?

- Не возражаю, аллергиями не страдаю.

Мужчина изогнулся, подобно леопарду, навис надо мной, пытаясь что-то разглядеть в моих глазах, и поцеловал, причем куда нежнее, чем до этого. Создалось впечатление, будто он в чём-то не уверен, но старается придерживаться заранее выбранной линии поведения.

Пока я рассуждала и наслаждалась этой неожиданной нежностью, рука Джима шмыгнула под подушку, выуживая маленькую блестящую упаковку. Разорвав поцелуй, этот кот легонько чмокнул меня в кончик носа и, улыбнувшись, зубами разорвал тонкую плёнку и осторожно наклеил пластырь на низ моего живота. По инструкции необходимо подождать несколько минут, чтобы дать возможность активным компонентам специальной пропитки активироваться и подстроиться под женский организм. Мой сероглазый красавчик, конечно, знал это, но терять время впустую не стал, скользнув рукой по моему жаждущему телу и направляясь туда, где успел собраться тугой комок желания. О Вселенная! Что он вытворял со мной своими красивыми длинными пальцами! А когда к этому всему присоединился горячий и влажный язык, я чуть с ума не сошла! До него, я и представить не могла, что мой организм способен на такие ощущения. Меня словно било током, пронося неистовую волну по всему телу. Это был такой восторг, что я и сама не заметила, как из меня вырвались сдавленные крики.

- Тииише, малышка! Сейчас сбежится вся больница, а мне помощники и советчики не нужны! - над ухом раздался бархатный мужской шёпот, а его обладатель снова навис надо мной. – Здесь люди больные отдыхают. А вот когда будем дома, ты покричишь для меня, моя королева?

- Для Вас – всё, что угодно, Ваше Величество, - решила поддержать его манеру обращаться.

Джим заулыбался, а в его глазах с новой силой разгорелся шальной огонёк. Он снова накрыл мой рот поцелуем и, не дав опомниться, резко вошёл в меня. Мой крик, рожденный неожиданностью и новой волной наслаждения, утонул где-то между нашими губами. Брюнет продолжал вбиваться в моё тело ритмично и хлёстко, продолжая сводить меня с ума. Я думала, что все сюрпризы за этот день исчерпаны, но, Вселенная, как же я ошибалась! Из глаз сыпались искры! Да-да! И я бы никогда и никому не поверила, что такое вообще бывает во время близости между мужчиной и женщиной. Но мне посчастливилось испытать это на собственном опыте! Воздуха не хватало нам обоим, целоваться не было ни сил, ни возможности, потому как мы жадно глотали нагретый нашими телами воздух. Сумрак окутывал наши слившиеся в экстазе тела. А луна, застеснявшись, спряталась за облаком.

Думаете, на этом всё закончилось? А вот и нет. Эта секс-машина остановилась, ловко перевернула меня на живот, намекнув, что мне нужно встать на коленки, и снова вошёл, в очередной раз заставляя меня взорваться удовольствием. Мои мышцы сжимали его плотно, передавая мне электрические импульсы от каждого движения. Казалось, я превратилась в один сплошной нерв, который сошёл с ума от радости. Джим ухватил меня за грудь и потянул к себе. Мне пришлось изрядно выгнуться, но в такие моменты об этом как-то не думаешь, а просто делаешь. Поднявшись, я ухватилась одной рукой за его шею, чтобы не упасть, а он целовал мою спину, одной рукой мял бюст, второй – добрался до обалдевшей от такого феерического представления горошины в самом эпицентре желания. Я не выдержала и в очередной раз застонала, после чего почти сразу услышала сдавленный стон Джима, а внутри почувствовала растекающееся сиропом тепло.

Мы не просто упали, а рухнули на кровать. Я носом в подушку, учёный – на меня. И было так приятно чувствовать на себе тяжесть любимого мужского тела! Я уже ничего не соображала, только лениво улыбалась сама себе, пытаясь навсегда запомнить мгновения волшебства, ворвавшегося в мою скучную жизнь.

Поцеловав меня в плечо, Джим перекатился на бок, лег на подушку и стал смотреть мне в глаза. И была в его взгляде какая-то смесь нежности, неверия и…счастья? Я допускала вариант того, что мне, как женщине, можно быстро вскружить голову, но то, что взрослый мужчина за пару суток может влюбиться как мальчишка, у меня в голове не укладывалось. А если это всего лишь временный эффект после бурной ночи? Вот эта версия подходила куда лучше. Но в душе очень хотелось, чтобы всё случившееся было не просто так. Меня слишком давно искренне не любили. Подумав об этом, едва не расплакалась, жалея себя. Видимо, что-то из моих мыслей отразилось на лице, потому что Джим тут же спросил:

- Эль? С тобой всё в порядке?

Позолотите автору ручку, кликните по рекламе

| 986

Да, всё отлично

Автор: Tasha | Добавлено: 21 июля 2016

«Эль». Смешно. Меня так называли в детстве – Элька, Эль. Несмотря на то, что это была не совсем стандартная производная от моего имени. Ах, да, вы же не в курсе, что «Элис» - не моё настоящее имя. Но Джим-то об этом не знает. Или знает? Снова загадки и дурацкие совпадения. Ну почему мне не мог встретиться нормальный мужик без скелетов в шкафу?! Вечно все через пятую точку.

- Да, всё отлично, - почти не соврала я. – А по тебе так сразу и не скажешь, что ты ТАКОЕ вытворять умеешь, - погладила его по щеке и мягко улыбнулась. – Это была самая лучшая ночь в моей жизни. Спасибо.

Он взял мою ладонь, которой я гладила его, и поцеловал с внутренней стороны.

- Почему была? Ночь еще не закончилась.

- Боюсь, что после повторения я сутки ходить не смогу, - решила перевести всё в шутку. – Я в душ.

- Можно с тобой? – на его губах промелькнула предвкушающая улыбка.

- В следующий раз. Обещаю, - чмокнула его в губы, подхватила свои вещи и, убежав в ванную, закрылась на замок.

Бежала я осторожно, стараясь поплотнее сжимать ноги, благо, палата маленькая, мой путь занял всего несколько шагов. А все для того, чтобы не растерять драгоценные плоды нашей любви. В ванной я схватила ватный диск и прижала к своей промежности, дабы ценный материал можно было упаковать в герметичный пакетик от одноразового мыла. Когда дело было сделано, я приняла душ, оделась, спрятала пакетик в лифе и посмотрела на свое бледное лицо в зеркале. «Может, он еще и извращенец, раз на такое позарился?» - пронеслось в голове. Решив не заморачиваться по поводу того, что заставило Джима обратить на меня внимание, я вышла в комнату. Учёный уже стоял под дверью с охапкой одежды. Украв у меня долгий и глубокий поцелуй, шмыгнул в ванную.

Теперь у меня было время для того, чтобы осмотреться. Включать свет я не стала – уличный фонарь вполне эффективно сжигал тьму не только во дворе здания, но и в палатах, окна которых находились поблизости. Я присела на уже заправленную кровать. Обстановка в комнате Джима была похожа на то, что было и в моей палате. Только его кровать стояла у стены, от чего само помещение казалось больше, а в центре я увидела два стула и небольшой медицинский столик на колёсиках. На столе можно было различить два высоких стакана, термос, который точно видела в ординаторской, нераспечатанную плитку молочного шоколада (моего любимого!) и тарелку с сиротливо лежащими бутербродами с сыром. Готовился. Мелочь, а приятно.

Джим не заставил себя долго ждать, повесив полотенце, он подошел ко мне и сел рядом. Влажные волосы были в милом беспорядке, а запах свежевымытого тела будоражил. И так хорошо было в этом уютном молчании, как-то по-домашнему, несмотря на то, что мы находились в больнице. Неужели такое бывает?

Хочется верить, что Джим чувствовал нечто подобное, потому что притянул меня к себе, позволяя полулёжа устроиться у него на груди и слушать ритмичное биение сердца.

Не могу сказать, сколько мы просидели так. Но был вопрос, который уже давно не давал мне покоя.

- Джим, а мы с тобой раньше не могли быть знакомы?

- А почему ты спрашиваешь? – голос его дрогнул, хоть он и пытался это скрыть.

- Понимаешь, меня не покидает ощущение того, что я тебя давно знаю. Всё: мимика, жесты, голос, интонации – будто находит отклик в моей памяти. Но когда пытаюсь вспомнить, ничего не получается.

- Знаешь, и мне с тобой так хорошо, что создается впечатление, будто мы уже лет сто вместе.

- Ты не ответил на вопрос.

- Какой? – снова попытался меня сбить, но я не сдавалась.

- Мы были с тобой раньше знакомы?

Джим сделал вид, что задумался. 

Комментарии
 
vietta
0 #
ммм...тайны...интересненько))


Скрыть